Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев


Show Must Go On
Руслан БАХТИГАРЕЕВ, "Время", 9 декабря

До конца 2017-го осталось три недели. Следовательно, уже можно подводить предварительные итоги и делать какие-то прогнозы: каким был уходящий и что ждет Казахстан в 2018 году? На эти вопросы нашему корреспонденту отвечает политолог Данияр АШИМБАЕВ.

- Я не могу сказать, что этот год для нашей страны был богат достижениями или провалами. По большому счету, можно, конечно, найти какие-то отдельные успехи, но они незначительные. На мой взгляд, за последнее время ничего экстраординарного - того, что отличало бы нынешний год от предыдущих, не было. Да, были политические конфликты, громкие коррупционные скандалы, громкие политические уголовные дела, не было выборов, была смена идео­логического курса. Но все это нельзя назвать ни достижениями, ни провалами. Потому что каждое из этих событий имеет несколько граней.
Взять ту же историю с Киргизией, которая последний месяц является любимой темой в Казахстане. Здесь смешался большой подводный пласт и экономических, и криминальных проблем, а также давняя история взаимных претензий. Это все вырвалось наружу. И эта кампания по даче отповеди Алмазбеку АТАМБАЕВУ (с недавних пор уже экс-президент Киргизии. - Р. Б.) выглядит достаточно унылой и непродуманной, как, в принципе, и многие другие дела.
О многих вещах мы с вами уже неоднократно говорили. Тот же бензиновый кризис. Или непонятное движение бюджетных средств, странные процессы в квазигосударственном секторе. Каждое такое явление по отдельности можно как-то разобрать, проанализировать. Но какой-то единой логики или, более того, соответствия заявляемым принципам в последнее время не наблюдается. И нынешний год в этом плане, к сожалению, стал одним из наиболее скучных.
Другими словами, 2017 год не самый худший, но и далеко не самый лучший в истории Казахстана.

- Раз уж вы затронули отношения между Астаной и Бишкеком, хотелось бы остановиться на этой теме подробнее. Новый президент Кыргызстана Со­оронбай ЖЭЭНБЕКОВ, вступивший в должность 24 ноября, на церемонии инаугурации заявил, что продолжит идти путем своего предшественника Атамбаева, и призвал соседей "не вмешиваться во внутренние дела Кыргызстана". Как, на ваш взгляд, теперь будут развиваться отношения между нашими странами?

- Отношения наших стран всегда имеют две грани. С одной стороны, они добрососедские, поскольку Киргизия не может без Казах­стана, да и Казахстан не может без Киргизии. С другой - есть масса старых обид как исторических, так и современных - претензий по торговле, экономике, пограничному режиму и т. д., которые периодически прорываются наружу.
Атамбаев уже перевернул свою президентскую страничку. Жээнбекову же нужно выстраивать отношения с Астаной заново. И для новичка-президента "лаять" на политического патриарха Назарбаева будет, мягко говоря, глупо. Ему нужно выстраивать более прагматичные и рабочие отношения.

- А что изменилось во внутренней политике Казахстана? Кто из политиков укрепил свои позиции, а кто, наоборот, их утратил?

- В идеологическом плане видно смещение приоритетов в связи со сменой руководства данным блоком и заменой, грубо говоря, социальной модернизации на духовную - без евразийства, но с латиницей.
Если рассматривать внутреннюю политику с точки зрения партийно-политического процесса, то ситуация осталась во многом прежней. С одной стороны, мы по-прежнему видим доминирование партии "Нур Отан", которую с двух сторон подпирают КНПК и "Ак жол", и практически окончательную деградацию мелких парторганизаций, о которых в последние годы практически ничего уже не слышно. С другой - мы видим, что "Нур Отан" пытается найти сейчас какую-то свою роль в этой системе.
Президент поставил задачу по модернизации партии, но не очень ее конкретизировал. В итоге партия для своего продвижения выбрала элементы шоу - собирает лайки от пользователей Facebook. Но реально в той системе власти, которая сложилась в Казахстане, президентская партия может играть только две роли: мобилизация президентского электората на выборах с акцентом на оглушительный результат голосования и/или дополнительная и личная вертикаль президентской власти, позволяющая контролировать эффективность исполнительной ветви. Как это было, к примеру, при Нурлане НИГМАТУЛИНЕ (первый зампред партии "Нур Отан" в 2009-2012 годах, ныне председатель мажилиса. - Р. Б.). Тогда "Нур Отан", имея большинство в маслихатах, жестко подстегивал исполнительную власть, фактически играя роль и партии власти, и конструктивной оппозиции. Такая модель позволяла стабилизировать политическую систему, минимизировав политические и социальные риски.
Сейчас же вокруг партии возникла определенная пауза. Мухтар КУЛ-МУХАММЕД (зампред партии "Нур Отан". - Р. Б.) имеет хороший потенциал и политический опыт, но ему явно не дают развернуться. Стало понятно, что роль дополнительной вертикали власти никто партии отводить не собирается, а выборов пока не предвидится. Поэтому "Нур Отан", не являясь самостоятельным политическим институтом, может играть только имитационную роль, заполняя сцены нашей политической жизни различными тематическими шоу. И на этом пока ход мысли останавливается. Сейчас максимальным спросом наверху пользуются не реальные политики и специалисты, а массовики-затейники.

- Основным инициатором сбора лайков и, собственно, их сборщиком стал новый секретарь партии, в прошлом аким Шымкента Габидулла АБДРАХИМОВ. За месяц пребывания на новом посту он успел развить бурную деятельность по ее "модернизации". Недавно заявил, что партия "Нур Отан" намерена выступить с несколькими предложениями. В частности, речь идет о создании онлайн-площадки для сбора петиций, об изменении подхода к назначению акимов, чтобы граждане могли предварительно голосовать за того или иного кандидата на эту должность, и потом уже фигуру победителя этого народного голосования предлагается согласовывать с администрацией президента. Третье предложение - сократить центральный совет "Жас Отана" (молодежное крыло партии) с 50 до 33 человек и ввести выборность членов этого совета. Как вы оцениваете эти инициативы?

- Карьера Абдрахимова долгое время шла по восходящей. Он вырос в команде Заутбека ТУРИСБЕКОВА (бывший высокопоставленный чиновник, экс-секретарь партии "Нур Отан", ныне первый заместитель председателя Всемирной ассоциации казахов. - Р. Б.), дважды был председателем Агентства по делам госслужбы, потом перешел в команду Карима МАСИМОВА (бывший премьер-министр, ныне председатель Комитета нацбезопасности. - Р. Б.), возглавив канцелярию главы правительства. Затем Абдрахимов был назначен главой Агентства по защите конкуренции, работал замруководителя администрации президента. Однако позже оказался втянутым в скандальную историю (имеется в виду конфликт между Алиби ЖУМАГУЛОВЫМ и бизнесменом Кайратом ЖАМАЛИЕВЫМ, произошедший в 2015 году, к которому Абдрахимов якобы был причастен. Однако тогда же Абдрахимов в соцсетях опубликовал пост, заявив, что не имеет никакого отношения к этому делу. К слову, тогда же Абдрахимов заявил журналисту Гульнаре БАЖКЕНОВОЙ, что у него есть вторая жена. - Р. Б.), и был сослан в Шымкент.
Многие ожидали, что он станет акимом области, но он получил назначение на должность мэра облцентра, что по сравнению с его предыдущей должностью (не говоря уже о его амбициях) было серьезным понижением. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на посту акима Шымкента Абдрахимов развел активную деятельность по улучшению своего имиджа: рекламировал каждый свой шаг, побеждал в каких-то конкурсах и рейтингах и т. д.
Нынешнее же возвращение Абдрахимова в Астану имеет разные трактовки. Первая - "его попросили из области", поскольку он не вписался в команду нового акима региона Жансеита ТУЙМЕБАЕВА (назначен в октябре 2016 года. - Р. Б.). Вторая - учитывая склонность Абдрахимова к самопиару, его перевели в "Нур Отан", поскольку на общественно-политической сцене страны сейчас наблюдается дефицит "живых исполнителей", которые сами себя разрекламируют, идеи какие-нибудь предложат да еще споют и станцуют. То есть приход Абдрахимова - попытка оптимизировать партию хотя бы с точки зрения пиара.
Инициативы, которые он выдвинул в партии, мягко говоря, несерьезные. Взять то же выдвижение кандидатов на должности акимов областных центров. У партии в этом процессе нет никакой роли, поскольку их назначение - это все же прерогатива акима области и администрации президента, и вряд ли им интересны итоги каких-то SMS-голосований за кандидатов. В этих заявлениях нет ничего, кроме саморекламы.
Что же касается реальной политики, то здесь ситуация достаточно интересная. Мы видим, что в последнее время идет усиление полномочий КНБ во главе с Каримом Масимовым, усиление полномочий и политического влияния руководителя администрации президента Адильбека ДЖАКСЫБЕКОВА, что делает две эти фигуры крайне ответственными за функционирование нынешней политической системы.
Есть масса вопросов к работе правительства, на которое в свое время возлагали большие надежды. Но текущая ситуация показывает, что правительство исправно наступает на одни и те же грабли в вопросах борьбы с инфляцией или в той же теме бензинового кризиса. Плюс провал некоторых поручений президента, в частности замораживание темы медицинского страхования, мораторий на некоторые нормы Земельного кодекса и т. д.
По сути, исполнительная власть, если брать каждого вице-премьера, акима или министра по отдельности, производит неплохое впечатление, но в целом правительство на текущий момент показывает себя как неэффективный орган управления. Ему явно не хватает прагматичности. Достаточно вспомнить недавние скандалы, сотрясавшие здравоохранение, культуру, социальное обеспечение, систему распределения бюджетных средств. Да и ситуация на финансовом рынке достаточно удручающая. Причем аффилированность крупных чиновников с финансовыми институтами с каждым днем становится все более очевидной, и это препятствует принятию здравых решений.

- Для решения этих проблем нужны кардинальные меры, такие как смена премьер-министра, или же достаточно обойтись заменой пары-тройки министров?

- Вопрос не в том, чтобы менять премьера или отдельных министров. Вопрос в том, есть ли у нас фигуры, способные проводить эффективный курс и брать на себя ответственность за это.

- Этой проблеме, на мой взгляд, уже лет 25…

- Да. На данный момент есть фигуры, способные принимать решения по острым вопросам, способные держать удар, имеющие свое видение бюджетной, макроэкономической и индустриальной политики. Но проблема в том, что многие из этого списка эффективных чиновников фигурируют и в другом списке - известных политических и коррупционных скандалистов. На данный момент, мне кажется, следует признать: других фигур в обойме у нас нет. И вот эта ситуация становится самовоспроизводящейся.

- Каким будет следующий год в политическом плане? Чего ждать?

- Сокращение так называемой кормовой базы будет провоцировать - и уже провоцирует - элитное противостояние. Намечается большое количество конфликтных зон, обусловленных борьбой за финансовые потоки, за рычаги распределения этих потоков, рычаги, способствующие приходу к власти в будущем. Вся эта борьба будет проходить на фоне максимального желания не переводить ее в публичную сферу. Одним словом, напряженность будет расти, страсти - накаляться, а ситуация в экономике вряд ли улучшится, ведь ни у кого не будет ни времени, ни желания этим заниматься. Вот почему давать какие-либо позитивные прогнозы на наступающий год очень сложно.





Новости ЦентрАзии: