Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев


Премьер не готов отвечать на неприятные вопросы о своем зяте
Жанар Тулиндинова, ia-centr.ru, 17 мая

В мае череда скандальных новостей вокруг казахстанского банковского сектора пополнилась еще двумя – сначала задержанием в Москве известного казахстанского банкира, бывшего советника председателя правления Банка RBK Жомарта Ертаева, а затем – арестом в Германии акционера QazaqBanki Бахыта Ибрагима – бывшего или настоящего зятя главы казахстанского правительства Бакытжана Сагинтаева. Учитывая громкие имена и ранг государственных деятелей, так или иначе причастных к скандальным задержаниям, очевидно, что эти события повлекут за собой сдвиги не только в финансовой и экономической, но и в политической сфере. Какие именно, мы обсудили в интервью с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияром Ашимбаевым.

Все казахстанские банки замыкаются на топовые фигуры из госаппарата
- Данияр Рахманович, начиная с ноября прошлого года четыре банка – RBK, QazaqBanki, Эксимбанк и Банк Астаны – подверглись суровой критике со стороны главы государства. По сути, президент напрямую обвинил акционеров этих финансовых организаций в злоупотреблениях. В своих предыдущих интервью вы отмечали, что состав акционеров этих банков – в частности RBK,QazaqBanki– практически идентичен и состоит из ряда очень громких имен, в том числе высокопоставленных чиновников. Порой складывается впечатление, что шумиха вокруг этих финансовых структур связана не столько с реальными экономическими проблемами внутри них, сколько с попыткой ослабить те лица, которые за ними стоят, дискредитировать, вывести их из "игры"?
- Происходящее сегодня не удивляет: новейшая история Казахстана во многом завязана на скандалах в банковском секторе. Вспомним хотя бы самый первый коммерческий банк в СССР, который возник именно в Казахстане, – это был Джамбульский кооперативный банк, глава которого, Лев Нахманович, потом проходил по делам, связанным передачей в управление предприятий при Акежане Кажегельдине, а затем был замешан в скандале вокруг Рахата Алиева.
Таким образом история развития казахстанской банковской отрасли сопровождалась чередой скандалов, что я связал бы с их специфической ролью в экономической и политической жизни страны. Банки – это инструмент концентрации денежных средств и финансовых потоков. Спрос на них в Казахстане гораздо выше, чем, скажем, на производственные и инфраструктурные активы. В то же время и конкуренция за контроль над банковским сектором на порядок выше: я имею в виду борьбу за то, где будут размещаться счета зарубежных компаний, работающих в Казахстане, и депозиты квазигосударственного сектора, за то, какие банки будут обслуживать кредитные линии, выделяемые на крупные государственные проекты.
С этой конкурентной борьбой связаны скандалы с Крамдс банком, Альянс Банком, Банком Туран Алем. В свое время нашумели истории о приватизации специализированных государственных банков, слияниях и падениях, громких переходах топ-менеджеров финансового сектора из одних структур в другие. К примеру, задержанный на днях в Москве Ертаев успел поруководить в Казахстане несколькими банками, в том числе Альянс Банком, БТА Банком и Евразийским банком.
Можно сказать, что борьба за финансовые потоки, аккумулируемые и распределяемые посредством банков, является одной из главных движущих сил новейшей политической истории Казахстана. Соответственно, сегодня, когда денег в экономике стало меньше, конкуренция за иссякающие финансовые ручейки только возрастает.
Протекающие сегодня процессы двояки. С одной стороны, нефтедоллары уже не поступают в экономику страны в прежнем объеме. С другой, и конкурентное поле стало более упрощенным – если раньше речь шла о полутора десятках олигархах, то сегодня их меньше полдюжины. Все казахстанские банки сегодня, по сути, замыкаются на топовые фигуры из госаппарата или их родственников: за Народным банком стоит зять президента Тимур Кулибаев, за ForteBank бывший управляющий делами президента Булат Утемуратов, за Цесна Банком – руководитель Администрации президента Адильбек Джаксыбеков, за АТФ Банком – Галимжан Есенов, зять председателя правления ФНБ "Самрук-Казына" Ахметжана Есимоваи т.д. Банков, принадлежащих мелким, никому не известным акционерам в Казахстане практически не осталось.
Большая часть хронических проблем отечественной финансовой системы связана с тем, что все эти банки является структурами, не приспособленными к конкурентным условиям – их роль сводится к обслуживанию финансовых потоков от нефтедобывающего и квазигосударственного секторов. И когда эти потоки начали иссякать, выяснилось, что компенсировать эти потери нечем: внешние займы казахстанским банкам не предоставляются, при том, что выросшие после девальвации долги иностранным инвестором надо отдавать. Одновременно с этим спрос на банковские кредиты ввиду высоких процентов со стороны отечественного бизнеса крайне низок. Крупных государственных проектов в ближайшее время не намечается. На фоне всех этих процессов объем ликвидности в финансовом секторе, его доходность начали резко снижаться.
Таким образом, на состоянии финансового сектора сказалась и негативная текущая конъюнктура, и ошибки менеджмента, и неумеренные аппетиты акционеров, которые требовали от банков инвестировать в свои проекты.

С финансового рынка выпихивают локтями неугодных участников
Вопрос развития сектора политизирован уже хотя бы в силу наличия известных государственных деятелей и их родственников в числе акционеров банков. Еще больше усугубляет политическую составляющую то, что финансовые сектор нуждается во вливаниях со стороны государства – речь идет как о прямой поддержке Нацбанка, так и о размещении в банках депозитов квазигосударственного сектора и счетов государственных организаций – то есть тех операциях, которые позволяют обеспечивать финансовым структурам сверхприбыль. Все это обостряет конкуренцию за оставшиеся финансовые потоки – начинается, по сути, выпихивание локтями с рынка тех, кто не устраивает других его участников, недостаточно, быть может, влиятелен. Этим и объясняются скандалы, вбросы, громкие задержания, уголовные дела.
Отмечу, что президент уже не в первый раз обращается к деятелям банковского сектора – просто прежде он не озвучивал конкретных названий, поэтому эти месседжи считывались только посвященными. Очевидно, что и тот, кто информирует президента, зачастую преследует свои интересы, программируя позицию главы государства по тем или иным банкам.
Таким образом, банки это, пожалуй, самый уязвимый сегодня актив, который имеется в распоряжении большинства крупных политических фигур.
- Вы имеете в виду спикера Мажилиса Нурлана Нигматулина и премьер-министра Бакытжана Сагинтаева?
- Что касается, банков RBKи QazaqBanki– по составу акционеров они, действительно, родственные. В какой-то момент стоял даже вопрос об их слиянии, однако затем RBKушел в минус, а QazaqBankiначало серьезно лихорадить.
На мой взгляд, главная проблема эти банков состоит в большом количестве различных акционеров – Нурлан Нигматулин был представлен в них через своего сына Нурхана Нурланова, также в числе акционеров значится корпорация "Ордабасы", принадлежащая Динмухамету Идрисову, и структуры, аффилированные с Фондом Первого Президента, которым руководит Дарига Назарбаева. Набор акционеров в обоих банках самый широкий и разнообразный.
Странно, конечно, что в качестве ключевого финансового менеджера этих банков выступал Жомарт Ертаев – банкир с откровенно подмоченной репутацией. Я бы связал это с тем, что в прошлом среди акционеров банка RBKбыл ныне покойный Фарид Люхудзяев, с которым Ертаев мог ранее пересекаться, к тому же он успел поработать в Алма-ТВ, где те же акционеры, что и в обеих финансовых организациях (Динмухамет Идрисов – прим. Ред.).
Таким образом, проблемы этих банков заключаются в разнонаправленных интересах большого количества акционеров, что обусловило крайне сложную систему принятия решений.
Плюс к этому – системный кризис отечественного банковского сектора, связанный, повторяю, с тем, что он ориентирован не на работу в конкурентной среде и получение основных доходов от кредитования экономики, а на то, чтобы сидеть на игле сверхприбылей, которые приносит стране экспорт сырья. Вспомнить хотя бы крах рынка ипотечного кредитования 2008-2009 гг., который имел те же истоки. По сути, кризис, который настиг Казахстан в конце нулевых, так и остался не разрешенным – финансовый сектор накачали вливаниями из Нацфонда, а проблемы отрасли никуда не делись.
А в силу того, что банки второго уровня тесно связаны с политическим истеблишментом, к межличностной и межгрупповой конкуренции на высшем уровне власти прибавляется борьба за финансовые ресурсы в виде контроля над банками.

Вопрос отставки правительства стоит уже несколько месяцев
Очевидно, что сегодня в секторе есть немало уязвимых структур – мы видим, что под ударом оказались банки, принадлежащие Александру Клебанову ("Эксимбанк" - прим. Ред.), а также зятю премьера Сагинтаева Бахыту Ибрагимову (QazaqBanki) – последнее обстоятельство придает особую щепетильность ситуации. К сожалению, Бакытжан Абдирович, при всех его позитивных качествах государственного менеджера, слишком часто продвигал своих родственников на ключевые позиции.
- В связи с этим "щепетильным обстоятельством" возникает следующий вопрос: может ли привести скандал с задержанием то ли действующего, то ли бывшего зятя Сагинтаева к отставке премьера?
- Что касается семейного статуса Бахыта Ибрагима, то судя по последним данным отчетности банка, он все-таки являлся действующим супругом дочери премьер-министра. Конечно, задним числом можно оформить что угодно, но сам факт того, что ближайший родственник премьера владеет очень проблемным банком, не красит главу правительства и вызывает массу вопросов к нему. И боюсь, Бакытжан Сагинтаев на них отвечать не готов.
Что касается отставки правительства, то этот вопрос стоит уже несколько месяцев. Среди очевидных минусов Кабмина, возглавляемого Сагинтаевым, можно назвать следующие: в его работе нет координации между премьером и его замами, многие решения либо срываются, либо не хватает управленческой воли для их принятия, слаженной команды в правительстве не сформировлось, слишком активно идет ротация членов правительства, много коррупционных скандалов, не были выполнены многие поручения президента по предыдущим программам, не говоря уже о нынешней. К числу минусов работы действующего Кабмина можно отнести также бензиновый кризис, отмену ночных тарифов на электроэнергию и т.д.
Все это в совокупности создает условия для замены Кабинета министров. И скорее всего, в связи с тем, что в ближайшее время в парламенте будет рассматриваться отчет Счетного комитета по исполнению бюджета за 2017 год, это может стать поводом для принятия крупных кадровых решений.

Продолжение следует





Новости ЦентрАзии: