Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев


"Семь граней Великой степи". Назарбаев предложил пересмотреть роль казахов в истории
eurasia.expert, 3 декабря

21 ноября на официальном сайте президента Казахстана был опубликован очередной научный труд Нурсултана Назарбаева об истории Центральной Азии. Он поставил перед историками, археологами и этнографами шесть задач по модернизации историко-культурного наследия тюркского мира. Работать над проектом будут не только казахстанские, но и зарубежные ученые. Примечательно, что взгляд на прошлое в этот раз будет нацелен не на европоцентричную модель формирования цивилизации. О том, кто, каким образом и насколько скоро представит миру новую историю целого региона, рассказали казахстанские эксперты.
...

Историк, автор многотомной энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев:

– Данияр Рахманович, как вы считаете, с чем связана публикация научной статьи "Семь граней Великой степи" Нурсултана Назарбаева именно сейчас? Почему не в прошлом году или в следующем?

– Историческая наука, как бы с этим не спорили, – во многом понятие идеологическое: власть формирует своего рода государственный заказ, основываясь на своем представлении об истоках государственности, исторической преемственности правящей элиты, модели внутренней, национальной, конфессиональной политики, приемлемой для высшего и среднего образования и культуры. Определенные контуры формируются для внешнего восприятия – в соответствии с актуальным перечнем союзников и противников.
Как мы прекрасно видим, с одной стороны, у нас возникло избыточное число "фольк-историков", которые совершенно исказили все, до чего дотянулись, а с другой – назрела необходимость в очередной раз уточнить "истоки государственности". А этот процесс идет уже три десятилетия, хотя его основы были заложены еще во времена Динмухамеда Кунаева, когда аккуратно поощрялось ведение истории не с революции, а со времен древних тюрок.
С каждым годом все большее значение имеет демографический аспект: число казахов растет, растет запрос на "казахскость" или "казахизацию" истории. Прежние методики, основанные на советской модели, во многом утратили силу, и власть вынуждена реагировать.
Включение национального, националистического, национал-популистского трендов в структуру государственной идеологии, периодически практикуемое Астаной, в какой-то степени снижает возможные риски разжигания межэтнических конфликтов и не дает этим настроения кристаллизоваться, что называется, на улице. Хотя при этом нельзя исключать чисто бюджетно-аппаратных маневров и политической игры части госаппарата, который формирует повестку дня под возможные сценарии транзита власти. В конце концов, у нас не так много ярких политиков-управленцев, которые лояльны высшей власти и при этом ассоциируются с соответствующими настроениями.

- Первые впечатления об истории формируются у людей в детском возрасте, когда им начинают преподавать историю в школе. Так что весь ориентир – на тех, кто будет писать новые учебники.

- Повторюсь, формирование государственного заказа на историю важно и с точки зрения педагогики, воспитания нового поколения, которое и в 90-х, и в 2000-х гг. формировалось и формируется в обществе, где закон, порядок, этика, принципы меритократии (о которых много говорит сам президент) давно отошли на второй-третий план.
Несколько лет назад президент писал аналогичную статью об "Обществе всеобщего труда" – о развитии трудовой этики, об отказе от социального иждивенчества. Но потом это направление – по известным причинам – забылось. Затем из идеологии выпали аспекты, касающиеся той же интеграции, повышения конкурентоспособности. И спустя несколько лет мелькнули в новом послании народу Казахстана.
У нас могут что угодно написать в книгах и учебниках, но должны быть непременно элементы, направленные как раз на формирование нормального воспитания и образов у будущего поколения. А с этим как раз большая проблема.
У нас до сих пор нет нормального подхода к собственной истории. И понятно, что европоцентричный взгляд на самом деле устарел. Приведу пример.
Допустим, в справочнике написано, что такой-то путешественник открыл Джунгарский Алатау в таком-то году, условно говоря. Но ведь горы и до этого тысячелетия стояли. И вокруг них совершенно точно возникали и жили разные цивилизации. А указанный путешественник всего лишь открыл горы для европейской цивилизации. Также как Колумб открыл Америку. И так далее. И вот здесь возникает вопрос: а куда девать инков, ацтеков и майя? Этот взгляд на прошлое, которое было открыто современниками для западного мира, устарел однозначно.

– Кто будет переписывать историю? Титулованных докторов наук и академиков у нас много, но ведь ими-то и созданы нынешние исторические пособия?

– У ряда научно-исследовательских институтов есть серьезные наработки, но при этом наука совсем уж уступила место идеологии. И вот как раз между всеми этими корифеями истории как науки произошло разделение. Простой пример – отношение к советскому прошлому. От героизации до категорического отрицания. При том, что в попытках найти нейтральный подход сразу возникает голод 1930-х гг.
При этом выпадает из поля зрения влияние, которое оказала коллективизация на последующее развитие Казахстана, какими были причины, которые к ней привели. Другие среднеазиатские или тюркские республики РСФСР о голоде тех лет в таких масштабах не говорят, что несколько подрывает миф о "геноциде тюрков". События тех лет в таком объеме были присущи, прежде всего, Казахстану. И организованы были во многом местными работниками. Большинство из них репрессированы в конце 30-х гг., что сняло с них политическую ответственность. Но ведь это вопрос не политических, а исторических оценок. А не созданы ли эти проблемы, в таком случае, изнутри?
По той же Украине мы видим – идет искусственная политизация голодомора, потому что число жертв превысило уже все существовавшее население Украины. А по данным историков, статистиков, архивистов, голод был не сплошной, а выборочный; меры по борьбе с ним принимались. Но в политическом шквале тонет объективная реальность. Так что оценивать те события с точки зрения геноцида я бы не стал – это не подтверждается документально. Однако события тех лет выведены что в Казахстане, что на Украине на первое место.

– В последнее время обсуждение общественностью известных фактов из советского прошлого заканчивается столкновениями, пока еще в соцсетях, на межнациональной почве. Не приведет ли переписывание истории к еще более печальным последствиям?

– Вообще Нурсултан Назарбаев во многих выступлениях отмечал необходимость исторических корректировок. Но с обязательной работой с архивами и документами.
Сейчас, поскольку историческая тема имеет идеологический оттенок, она прямо привязана и к современному менталитету, и к межнациональным отношениям. Можно сколько угодно делать Российскую империю или Советский Союз виновными в тех или иных бедах казахов, но это так или иначе будет иметь плохие последствия в отношениях казахов к славянам.
Которые, кстати говоря, живут в Казахстане много поколений и у которых вклад в развитие страны ничуть не меньше, чем у тех самых великих биев, батыров и некоторых героизированных секретарей обкомов.
Мы с Россией не только соседи, но и стратегические союзники. Как известно, в Москве очень болезненно относятся к любым вопросам переписывания истории. Но мы видим, как московские историки сами активно переписывают прошлое. Нередко наши нервно курят в сторонке.
Стараясь не портить межгосударственные, межнациональные казахско-русские отношения, и Москва периодически какие-то вопросы упускала. И Казахстан какие-то вопросы оставлял за бортом. В итоге шквал этих неописанных фактов со времен перестройки давит на сознание людей.
Еще в советское время историки писали в закрытых документах, что не надо скрывать неоспоримые факты, что это может еще серьезно аукнуться, тем более что та же "буржуазная пропаганда" в лице западной советологии и востоковедения активно "прокачивала" темы "колонизации", "геноцида", "ущемления интересов коренного населения", выпячивая весь возможный негатив. В какой-то степени нынешние национальные истории – это прямое следствие именно внешних оценок и пропаганды.
Когда отмечалось добровольное присоединение тех или иных народов к России, зачастую не таким уж и добровольным это было. Эти факты оставались за бортом, зато формировалась революционная сущность каждой нации. А каждая, даже мелкая междоусобица превращалась в национально-освободительное движение. И вот эти два тренда сильно перехлестнули наши истории. В итоге осталось много невысказанных обид, старых претензий, которые сейчас гипертрофируются.

– Поскольку авторство статьи, ориентированной на большие работы в предстоящие годы, принадлежит президенту, а он самый первый дипломат в казахстанско-российских отношениях, упрекнуть его в попытке обидеть северного соседа было бы нелогичным.

- Заметил, что большая часть документов московских архивов издается фондом, которым руководил покойный академик Александр Яковлев, один из бывших "прорабов перестройки". Понятно, что когда-то он сам себе обеспечил доступ к этим документам, и они теперь издаются на западные гранты в соответствующей обработке. И после таких фактов мы натыкаемся на аккуратно подобранные документы, которые не формируют объективную картину. Это нельзя не признать.
Нам нужна полноценная работа по закрытию "белых пятен", по формированию баланса между государственными интересами и политкорректностью. По созданию того образа прошлого, который, не противореча фактам, обеспечивал бы объективное, здоровое восприятие собственной истории, служил задачам и социальной модернизации, и экономического развития, и способствовал укреплению межнационального и межконфессионального согласия.
Думаю, что Назарбаев имел в виду прежде всего именно это, и теперь важно, чтобы все не ушло в кампанейщину и "распил" бюджетных средств, чем обычно заканчиваются многие в целом полезные начинания.

...





Новости ЦентрАзии: