КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

  

К вопросу о "январских событиях"
Д.Ашимбаев: Нужно понимать, что план готовили те же люди, которые занимались различными экономическими и административными реформами последние 20 лет – и с известным результатом

Данияр Ашимбаев, turanpress.kz, 5 января

Судя по интервью Токаева, ему, видимо, не очень понравились мемуары своего предшественника. Говоря о январских событиях, Назарбаев акцентирует на том, что попытка переворота была спровоцирована его решением о передаче полномочий Токаеву (АНК, партия, СБ). Токаев считает, что ситуация транзита стала питательной средой для заговора и резко критикует модель "двоевластия". Не сказал бы, что они друг другу противоречат.
Нужно понимать, что отношения между Ак Ордой и Библиотекой первое время, конечно, были неровные, и немало усилий потребовалось, чтобы они вошли в рабочее русло.
Понятно, что модель транзита исходила из двух причин. Во-первых, облегчить адаптацию и обоих президентов и населения к смене власти. Хочется напомнить, что еще до транзита социологические опросы демонстрировали опасения по поводу ухода Назарбаева, которого считали гарантом межнационального согласия в стране. Во-вторых (и Назарбаев об этом писал), речь шла о том, чтобы авторитет первого президента обеспечивал контроль над той частью элиты, которая была недовольна кандидатурой Токаева.
Транзитный период затянулся. Были даже разговоры о том, что на выборы 2024 г. нужно выставить другую кандидатуру, но в итоге Назарбаев начал процесс передачи своих оставшихся полномочий новому президенту, в том числе и партии "Нур Отан", что означало и полный контроль над парламентом, правительством, да и снимало вопрос о выборах-2024.
Был решен вопрос и о смене правительства. Энергичный и авторитетный Аскар Мамин, который всегда демонстрировал лояльное отношение к Токаеву, но считался выдвиженцем Назарбаева, должен был уйти в первых числа января. После съезда партии должен был уйти и Бауыржан Байбек. Следом ожидалось решение по СБ, что помимо прочего означало полную передачу контроля над силовым блоком, в т.ч. КНБ. Накануне Токаев с согласия Назарбаева сменил большинство силовиков (СГО, АПК, МО), а главы МВД и Генпрокуратуры были лояльны новому президенту. Оставался КНБ.
Взаимная неприязнь Токаева и Масимова бросалась в глаза, да и председатель КНБ практически в открытую игнорировал нового президента. Комитет при нем стал играть в политические игрища, устраивая громкие аресты, которые больше дискредитировали саму структуру, нежели давали реальный эффект для нацбезопасности.
На мой взгляд, к попытке переворота фигуры из "Старого Казахстана" не имели. Мамин, хотя с Масимовым и дружил с детства, в авантюру бы не полез. Тоже касается и Нигматулина, отношения которого с Масимовым исторически не отличались дружелюбием. Семья Назарбаева, во-первых, никогда не была монолитом, а во-вторых, Масимов никем из ее ключевых фигур (Тимур Кулибаев, Дарига Назарбаева) как авторитет не воспринимался.
Масимов мог рассчитывать только на свои ресурсы и дружескую поддержку Запада, кровно заинтересованному либо в смене власти в Казахстане на более лояльную, либо на глобальную дестабилизацию региона, которая ударила бы по России и Китаю.
Версия о том, что повышение цен на газ было устроено специально, конечно, смешна, поскольку необходимость этого самого повышения обсуждается и по сей день. Арестованные в пожарном порядке вице-министр, зам. акима и директор ГПЗ быстро вышли на свободу. Идея повышения цен на газ была использована как удобный предлог, а резкий рост мог был быть согласован с местными теневиками, которые, как известно, регулярно выступали в качестве организаторов различных "протестных акций". Все остальное было делом техники: "газовые" (социальные) митинги, быстро перерастающие в "мирные митинги" с участием "арендованных" активистов, последние перерастают в массовые беспорядки и мародерство (на сцену выходят радикалы и ОПГ, мобилизующие маргиналитет), власть распадается, жесткие меры вызывают критику Запада, президент бежит, а в переговоры вступает глава КНБ, который формирует "правительство народного доверия", тут же признанное мировым сообществом.
Нужно понимать, что план готовили те же люди, которые занимались различными экономическими и административными реформами последние 20 лет – и с известным результатом.
Президент не сбежал, а напротив показал характер и волю. Масимов, которому видно лично хватило мозгов уговаривать его бежать, был оперативно арестован, вместе с верхушкой КНБ. Токаев обратился за помощью к ОДКБ и в Казахстан оперативно были передислоцированы российские и иные миротворцы. Президент проигнорировал требования Запада вступить в переговоры с "мирными протестующими", которых уже нигде не было видно, и отдал приказ – бить на поражение. После чего значительная часть иностранных специалистов унеслась из страны по "зеленому коридору". Полиция смогла провести спецоперацию и взять некоторых лидеров "повстанцев" на месте, после чего началась зачистка Алматы. Даже те силовики, которые были, как минимум, тихо лояльно Масимову, вынуждены были принять участие в контртеррористической операции. Многих из них зачистили уже позже.
Провал переворота, очевидный уже 6 января, привел к переформатированию кампании по информационной поддержке, сделав упор на "российских оккупантах", "кровавых приказах президента", "мирных митингующих, подвергнутых жестоким пыткам", но особого эффекта это не возымело. Население достаточно видело своими глазами – и террористическое нападение на органы власти, и мародерство на улицах, и миф о "мирном протесте" особенно никому не зашел.
Токаев же объявил о новом курсе реформ, обновил силовые структуры, показательно наказал всех, кого только можно, провел амнистию, поручил мандат на референдуме и досрочных выборах.

---

Еще раз о "январских событиях"
Данияр Ашимбаев, t.me/s/dashimbayev, 6 января

Из вопросов, связанных с январскими событиями, один из самых важных - ситуация вокруг алматинского аэропорта.
Весной 2021 года он был окончательно выкуплен турецкой компанией. Странно было бы, если продажа стратегического объекта не была согласована с КНБ, а также с менеджментом АО "Air Astana", близким к его руководству.
Но это пока так, совпадение.
Далее история с захватом.
С одной стороны, перед штурмом охрана по приказу сверху сбежала. С другой - так называемых "активистов", ранее задержанных за участие в "митингах", кто-то сверху приказал отпустить, после чего они "вдруг" решили захватить аэропорт. Как они говорили на суде, с целью не дать прилететь российским войскам. Но, на тот момент решение о приглашении войск ОДКБ еще не было принято, хотя возможно обсуждалось в Ак Орде на совещаниях, в котором участвовало руководство КНБ...
И в этот самый аэропорт в это же время садится загадочный рейс из кыргызского Оша, который доставил более 170 человек. Была информация о том, что этот борт и раньше летал с частными рейсами в Казахстан.
Прибытие рейса как-то совпало с резкой активизацией боевых действий в городе.
Необходимо напомнить о том, что практически все очевидцы фиксировали большие группы молодых людей, за несколько дней приехавших в Алматы и кучно разместившихся на съемных квартирах в разных районах города, спортивного телосложения, с боевыми навыками и имеющими собственную систему связи, со свежесбритыми бородами и акцентом, который некоторые определили как каракалпакский.
Плюс некоторые ветераны силовых структур указывали, что при штурме здания ДП нападавшие явно демонстрировали навыки спецназа и высказывали мнение, что их готовили в специализированных учебных центрах.
Была информация и о том, что в декабре в некоторых регионах страны появились лица, которых считали выехавшими в Сирию, но спецслужбы никаких мер по их задержанию не предприняли.
Сложно было бы организовать все это только силами КНБ без участия руководства Минобороны и Пограничной службы. Но их руководителям обвинение в государственной измене не предъявлялось.
Митинги начались 2-го числа, в Актау отправилась группа переговорщиков (Тугжанов, Карин, Билисбеков) и началась переброска сил нацгвардии (которых потом не хватило по всей стране). По графику митинги и беспорядки оперативно начались практически по всей стране - за организацию и неформальную часть отвечали люди Масимова и ОПГ (маневры были отработаны во время выборов-2019 и Курдайских событий-2020), за формальную - "активисты" из структур ДВК. Призывы к протесту массово транслировались либеральными СМИ и каналами и через социальные сети - прозападными и украинскими спецслужбами и пропагандистами (плюс белорусская "Нехта"). С вечера 4-го числа конфликт перешел в открытую стадию. КНБ и военные начали пропадать из поля действия. Полиция не получала приказа на применение огнестрельного оружия. Возможно, и к лучшему: важный момент сценария переворота явно предусматривал "расстрел мирных митингующих", который бы позволил перевести "протесты" в "народное восстание". Но Ак Орда медлила, надеясь решить ситуацию мирным путем. Заговорщики ждать не стали и начались штурмы акиматов и полиции, захват оружейных магазинов и арсеналов, избиения захваченных полицейских и военных. В итоге картина "мирного протеста" рухнула на глазах.
В это же время Астану, судя по всему, доставала "международная общественность" с призывом немедленно вступить в переговоры с "повстанцами", а руководство КНБ настоятельно рекомендовало президенту уехать из Ак Орды, из столицы, из страны.
Судя по всему, Масимов давил на президента, но получил не ту реакцию, на которую рассчитывал. История о разговоре Токаева с ним на китайском превратилась в мем, а рассказы о том, что ультиматум якобы предъявил Нигматулин - откровенный бред.
Хорошо помню свой последний визит в Астану в самом конце декабря 2021 года. Одни собеседники уверенно говорили, что 8 января Смаилов станет премьером. Другие - о том, что премьером будет Масимов. Мол, президент не очень хочет, но "другой сильной кандидатуры реально нет".
Я тогда сказал, что ставить Масимова премьером в 3-й раз - это глупость. У него и 2-е премьерство не задалось, а 3-е будет говорить только о дефиците кадров в стране....
Но Масимов, видимо, считал иначе.
Хочется обратить внимание на такой момент: дешевле было бы организовать покушение на жизнь президента и спикера Сената. Тогда бы функции главы государства перешли к премьеру Мамину или спикеру Мажилиса Нигматулина, которые вроде как тоже "Старый Казахстан". Но был выбран иной вариант. А это означает, что ни тот, ни другой как союзники не рассматривались.
Что в итоге произошло в Ак Орде между президентом и главой КНБ так и останется неизвестным.
Не исключено, что кто-то из руководства заговорщиков в последний момент "слился" и дал Ак Орде необходимую информацию.
Рано утром 5-го числа Токаев отправил в отставку Мамина и Кушербаева, заменив их Смаиловым и Кариным (причем последний в это время был в Актау). Еще одним первым замом Масимова был назначен преданный президенту Мурат Нуртлеу. По идее в КНБ был только один первый зам и этот пост занимал Самат Абиш, но его отставка состоялась несколько позже. Его роль в событиях остается непонятной.
Его когда-то тоже "сватали" в преемники, но Назарбаев не стал его выдвигать даже на пост главы КНБ. По одной информации, именно он "слил" Масимова, по другой - был одним из главных заговорщиков. Задержан он не был, но постоянно находится в "орбите следствия".
Большой вопрос вызывает и ситуация с фигурой Назарбаева. Митинги были организованы под лозунгом "Шал кет!" (что уже исключает его причастность к перевороту). Было бы странно, если бы на него тоже не было давления как на председателя Совета безопасности. Типа - "Смотрите, до чего довел страну ваш выдвиженец, а ведь мы предупреждали..."
Первый президент в своих мемуарах пишет, что 5-го числа он был в Алматы и его вывез в столицу Абай Бисембаев, потому что своей охране Назарбаев в этот момент доверять не мог. Это очень важный момент, говорящий о том, что вокруг первого президента шли свои маневры, связанные с попыткой его изолировать в городе, где усиливался контроль заговорщиков.
Скорее всего, в этот же момент было принято решение о передаче председательства Совета безопасности Токаеву. Решение, понятно, было устное и символическое, поскольку соответствующий закон был принят только в апреле. Не исключено, что вопрос был согласован еще до эвакуации, с тем, чтобы исключить возможность изоляции первого президента.
Токаев цитирует показания заговорщиков о том, что они не ожидали проявления политической воли от власти. Заговорщики явно рассчитывали, что интеллигентный дипломат Токаев сломается и сбежит. И на фоне изоляции Назарбаева возникнет вакуум власти, который будет заполнен Масимовым.
Все решения были обнародованы между полуночью и часом ночи 6-го января. Сначала Токаев объявил себя председателем Совета безопасности, а через полчаса на его заседании сообщил, что обратился к ОДКБ. Видео зафиксировало, что Масимов находится в числе участников заседания, но чекрез несколько минут появилась информация о том, что он освобожден от занимаемой должности (а затем и об аресте). На его место был назначен шеф СГО Ермек Сагимбаев.
Через несколько часов ОДКБ объявило о направлении миротворцев в Казахстан (основную долю составили части ВДВ РФ, переброшенные в Алматы с украинской границы и из Беларуси).
6-го числа ситуация была непонятной. Лидеры заговорщиков были арестованы, в Алматы оперативно начали прибывать миротворцы, часть "иностранных специалистов" массово покинула Казахстан, но бои продолжались.
7-го вечером Токаев заявил, что "ситуация в городах Алматы, Актобе и Алматинской области стабилизировалась. Введение режима чрезвычайного положения дает свои результаты. По всей стране восстанавливается конституционная законность. Но террористы по-прежнему наносят ущерб государственному и частному имуществу, применяют оружие в отношении граждан. Правоохранительным органам и армии мною дан приказ открывать огонь на поражение без предупреждения. За рубежом высказываются призывы к сторонам провести переговоры для мирного решения проблем.
Какая глупость! Какие могут быть переговоры с преступниками, убийцами? Нам пришлось иметь дело с вооруженными и подготовленными бандитами, как местными, так и иностранными. Именно с бандитами и террористами. Поэтому их нужно уничтожить. И это будет сделано в ближайшее время".
К моменту прибытия миротворцев аэропорт был защищен. Прибытие войск с техникой и слухи (а может и не слухи) о том, что из Москвы прибыл и готов к действиям спецназ ГРУ, стали финальным аккордом.
Полиция, сохранившая верность президенту и присяге, задержала Джумагельдиева, были освобождены лица, задержанные бандитами и людьми Масимова в качестве псевдосвидетелей.
На этом фоне так и не появилась "четвертая волна", которая должна была окончательно обеспечить разгром властей и силовиков. С ней больше всего вопросов. Была озвучена информация о том, что ее готовили экстремистские ячейки. Логично предположить, если рассматривать сценарные версии, то ей как бы должны были противостоять "народные повстанцы" вкупе с "конструктивными силами". А затем создать "правительство народного доверия".
Не исключено, что рассматривался вариант полной сдачи южных регионов экстремистам. Это взорвало бы Центральную Азию и СУАР. Здесь уже торчат турецкие уши, тем более что по некоторой информации Анкара сильно настаивала на прибытии своих миротворцев. И не забудем, что кое-кто из известных вождей салафитов перед новым годом перебрался в Турцию и мог оттуда вернуться в новом качестве. Не забудем и о том, что именно турецкие "партнеры" активно помогали казахстанским радикалам перемещаться в Сирию и обратно.
Поэтому так важен был контроль над аэропортом Алматы. Российские десантники в полном вооружении и с техникой прибыли, надо сказать, очень вовремя. А последние силы городских силовиков смогли отбить воздушную гавань. Хотя, конечно, нельзя забывать и о том, что 5-го числа в Алматы прибыл еще один загадочный борт - военный Ил-76 из Москвы, который мог доставить авангард (тот же спецназ), который помог зачистить аэропорт. Знакомые силовики говорили, что борт на самом деле был наш, свежекупленный, на котором просто не успели сменить окраску. И на нем в Алматы успели перебросить спецназ МВД как резерв контртеррористического штаба.
Предупреждение президента явно было адресовано и тем, кто еще не сдался, и тем, кто еще не вышел на улицы.
Дислокация миротворцев четко указывала, что город был окружен, а сопоставление сил было не в пользу "мирных митингующих" и их "бородатых друзей".
Последние остались в тени. К тому же контроль над КНБ был полностью восстановлен, а военные, наконец-то, начали выполнять приказы Ак Орды. Возможно, часть генералитета и не была частью заговорщиков, а была тупо куплена или сидела на крючке у комитета. Относительно мягкие решения по военным позволяют сделать и такой вывод. То же касается и пограничников. Бектанова и Дильманова судили по другим статьям, но дали по максимуму.
Так или иначе, четвертая волна пропала, а третью методично перебили или арестовали.
Западные СМИ продолжили нытье про репрессии в отношении мирных протестующих, а россияне оперативно вернулись на места прежней дислокации, откуда через несколько недель начали боевые действия против ВСУ. Собственно, план и предусматривал втягивание России в затяжной конфликт в Казахстане, чтобы дать возможность Киеву начать "АТО" на Донбассе по карабахскому сценарию. Взял ли столько сил было потрачено на приход Масимова к власти. Его арест ночью 6-го января и прочие действия Токаева уже сделали переворот бессмысленным. А теперь обратим внимание на слова президента об угрозе территориальной целостности страны и тот факт, что максимальная активность террористов пришлась на южные регионы. Вот здесь и должна была действовать 4-я волна, за которой стояли также иностранные "партнеры".
Достаточно очевидно, что победа террористов на востоке (Талдыкорган и Усть-Каменогорск) могла привести к вмешательству китайцев, что могло спровоцировать еще более острый конфликт (не забудем, как американцы из всех сил качали антикитайские настроения последние годы, играя на казахском национализме и исламизме).
В течение 2019-2021 годов активно качались и антироссийские настроения, переходя в откровенное разжигание межнациональных отношений. Кто-то упорно пытался испортить отношения между Ак Ордой и Кремлем путем регулярных вбросов негативных слухов и провокационными действиями типа "языковых патрулей". Администрация реально нервничала по поводу информации спецслужб об угрозе сепаратизма, которую, как потом выяснилось, последние сами же и генерировали. Напомню, что в конце 2019 г. Токаев достаточно резко высказался по поводу внешних вмешательств во внутренние дела Казахстана, а затем неожиданно сменил руководство идеологического блока, занимавшее чересчур прозападную позицию. Этого было достаточно, чтобы зачислить его в число явных "противников демократии", которых нужно сместить любой ценой.
Надежд на "цветную революцию" было мало, поскольку либеральные идеи у населения спросом не пользовались, а активисты кроме плакатиков ничего придумать не могли.
Перспектива "зеленой революции" была сомнительной в силу низкой религиозности населения и энергичной работы спецслужб (особо отметим, что руководители подразделений КНБ, занимающихся борьбой с терроризмом, в заговор не были вовлечены).
Поэтому и была попытка скрестить "Желтоксан" с "Жанаозенем", отработав механизм в 2019 и 2020 годах.

  

04.01.24  Кровавый Кантар: что изменилось после январской трагедии в казахстанском обществе
03.01.24  Президент о правительстве
30.12.23  Политолог Данияр Ашимбаев: отсутствие изменений в Казахстане – главный итог 2023 года
30.12.23  Отношения зашли в тупик: политологи о том, как Казахстан пережил 2023 год
28.12.23  Есть и хорошая новость: год будет на день длиннее!
28.12.23  AMANAT взялся за решение проблемы не менее важной, чем коррупция – Данияр Ашимбаев
28.12.23  Кадры и интеграция
27.12.23  Политические итоги года и прогнозы на 2024 год
26.12.23  О евразийской интеграции
22.12.23  Казахстан-2023: конфликты, риски, проблемы

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

nomad.su centrasia.org ofstrategy.kz Top.Mail.Ru