КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

  

Без партийного акцента
В предстоящий четверг в Кызылординской области пройдут выборы депутата сената

Тогжан ГАНИ, "Время", 23 апреля

В предстоящий четверг в Кызылординской области пройдут выборы депутата сената. На место Акмарал АЛЬНАЗАРОВОЙ, которую назначили главой Минздрава, претендуют трое мужчин, причем все - самовыдвиженцы. Почему так получилось, каких перемен можно ждать при таком раскладе? Об этом мы поговорили с политологом Данияром АШИМБАЕВЫМ.
- В претендентах в сенат председатель областного маслихата Наурызбай БАЙКАДАМОВ, глава управления общественного развития акимата Алмасбек ЕСМАХАНОВ и первый проректор Кызылординского открытого университета Абайбек ЖУНИСОВ. Что вы скажете о кандидатах?
- По моим наблюдениям, регионы обычно выдвигают в сенаторы достаточно "однородных" кандидатов - мужчин-казахов в возрасте 40-50 лет, которые ранее занимали должности в городских и областных администрациях. Нынешние выборы в сенат не стали исключением. В местной управленческой элите, откуда рекрутируют депутатов сената, избираемых от регионов, женщин немного. Иногда удается сверху поддавить, чтобы ввести в депутатский состав национальный, гендерный и нередко профессиональный фактор. В прошлом году, например, в Северо-Казахстанской области сенатором избрали женщину, но она скончалась вскоре после первой сессии, и тут же на довыборах избрали снова женщину-педагога примерно того же возраста.
Кстати, недавно Агентство по делам госслужбы опубликовало нацдоклад о состоянии дел в этой сфере. Согласно представленной в докладе статистике, число женщин на госслужбе растет, их сейчас больше половины. Вместе с тем если мы посмотрим на структуру власти, то обнаружим совершенно другие цифры. На руководящих постах в правительстве, администрации президента, парламенте, в госагентствах, в городах и областях количество дам не более 15 процентов, а где-то и вообще их нет. То есть количество женщин растет в низших и средних управленческих эшелонах. Что касается нового министра здравоохранения Акмарал Альназаровой, то из сената она ушла в правительство также на место женщины.
- Все претенденты - самовыдвиженцы. Это феномен?
- Честно говоря, это не так важно, в сенате ведь нет партийных фракций. Но большинство сенаторов - члены Amanat. А правящая партия всегда старается в сенатских выборах не акцентировать принадлежность того или иного кандидата к ней, потому что там идет соревнование между местным истеблишментом.
Скорее всего, все трое кандидатов в сенаторы - аманатовцы. Но это принципиального значения не имеет, ведь большинство областных чиновников в этой партии и состоят. А если бы кандидатов выдвигала партия, им пришлось бы проводить праймериз, искать какого-нибудь условно беспартийного дуб­лера.
- Победившему на выборах кандидату придется бросить свою нынешнюю работу. Даже проректору?
- Конечно. Но проректор может остаться профессором этого вуза. Он может читать лекции и получать зарплату за работу преподавателем. Но, как правило, в сенате совмещение постов, даже общественных, бывает редко. Вот депутатов мажилиса раньше пытались вводить в советы директоров разных госкомпаний, квазигоссектора, вузов. С одной стороны, закон этого не возбранял, потому что работа была неоплачиваемой, но потом в Минфине выступили против - там решили не искушать депутатов, не создавать конфликта интересов. Депутаты должны быть независимы от госорганов и частных инвесторов. Ну и нагрузка возрастала, депутаты жаловались, что времени у них не хватает на основную - парламентскую - деятельность.
Таким образом, народные избранники не должны получать зарплату нигде на стороне. Исключение составляет преподавательская, научная и творческая деятельность, которой депутаты могут заниматься на платной основе. Например, издавать книги и получать за это гонорар. Но управлять и руководить учебными, научными и творческими организациями и их структурными подразделениями депутатам запрещено.
- Пополнение верхней палаты одним новичком может повлиять на работу сената в целом?
- Сенат раньше старался очень долгое время не высвечиваться. Все знали только спикера сената и тех депутатов, которые прошли в палату по президентской квоте. Как правило, это бывшие министры, акимы, то есть люди сами по себе известные. Регио­нальные же сенаторы (назовем их так) старались не выпячиваться, тихо лоббируя местные интересы.
Но за последние годы произошел перелом, и мы видим, что уровень депутатских запросов вырос, они стали более критичными. Посмотрите, даже на последней пленарке прозвучали очень жесткие запросы по паводкам. Причем не с официальными оценками, а с конкретными претензиями.
В прошлом году я проанализировал сенатские запросы, и знаете, именно избранные депутаты - самые активные. Чемпион по запросам, конечно, Андрей ЛУКИН - и тогда, когда он был назначенным сенатором, и когда был избранным. Видно, что у него активная позиция и к нему стекается большая информация. Акмарал Альназарова, например, тоже не отсиживалась, она выступала бойко. Говоря об избираемом 25 апреля сенаторе, все будет зависеть от того, как он себя поставит, проявит. По статистике, кызылординские депутаты сами по себе редко прячутся в тени, они очень энергичные.

  

22.04.24  О традициях
22.04.24  О правящей элите и бюрократии
16.04.24  Возрождение культуры чтения – часть работы по интеллектуальному развитию нации
16.04.24  Об административной реформе и ЧП
15.04.24  О "Старом" и "Новом" Казахстане
15.04.24  Конфликт Израиля и Ирана: почему никто не выиграет – мнение политолога
12.04.24  Откуда взялся Куандык Бишимбаев?
12.04.24  Ох рано встает охрана
08.04.24  О состоянии госслужбы
08.04.24  Кто отвечает за паводки?

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

nomad.su centrasia.org ofstrategy.kz Top.Mail.Ru