КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Крах операции "Преемник". Окончание
Данияр АШИМБАЕВ
16 декабря
"Время"

16 декабря состоялся пленум ЦК, на котором выступил секретарь ЦК КПСС РАЗУМОВСКИЙ. Он поблагодарил Кунаева за работу и внес на голосование вопрос об освобождении Кунаева от занимаемой должности и об избрании на это место Колбина. Пленум единогласно проголосовал за оба предложения. Эпоха Кунаева, который правил Казахстаном почти 25 лет, закончилась…

На следующий день начались события, о ходе и значении которых до сих пор спорят все – очевидцы, участники, историки и политологи. По сведениям очевидцев, события развивались примерно следующим образом: утром 17-го из столичных вузов и студенческих общежитий молодежь вначале небольшими группами стала стекаться в центр. При этом многие утверждают, что в толпе явно были люди, занимавшиеся организацией процесса, движением колонн и скандируемыми лозунгами. Протест был, во-первых, против смены Кунаева, во-вторых – против смены его на человека Москвы. Постепенно к изначальному костяку начало подтягиваться подкрепление, большинство из пришедших при этом явно двинулось к площади из любопытства, по инерции присоединяясь к митингующим. Толпа то собиралась, то расходилась, вела себя достаточно мирно, но к вечеру начала проявлять агрессию, вступать в перепалку с милицейским оцеплением, кидать камни, выкрикивать радикальные лозунги. После безуспешных уговоров было принято решение разогнать толпу силой. Тем более что в Алма-Ату прибыло подкрепление – части внутренних войск, на площадь были стянуты курсанты погранучилища и ОМОНа. По городу прокатились беспорядки, небольшие погромы, стычки между молодежью и силовиками. Ночью на предприятиях города были сформированы отряды дружинников, также приступившие к патрулированию улиц. На следующий день беспорядки повторились, но были достаточно оперативно и жестко подавлены.

Из воспоминаний генерала КГБ БОБКОВА: "Столица Казахстана произвела удручающее впечатление, особенно центр – площадь Л.И. Брежнева, где находилось здание ЦК Компартии Казахстана. На площади и прилегающих улицах увидели несколько догорающих автомобилей, всюду валялись осколки стекла, булыжники, палки, железные прутья – следы происходившего здесь побоища. Едва вошли в здание ЦК партии, почувствовали, как напряжена обстановка здесь".

Работник аппарата ЦК КПСС ОНИКОВ, занимавшийся изучением декабрьских событий, в своих мемуарах писал: "Молодежь вышла на улицы с лозунгами: "Хватит диктовать", "Каждому народу – своего руководителя", "И среди казахов есть умные люди", "Напоминаем, идет перестройка". Этой ситуацией воспользовались экстремисты, которые учинили дебош на центральной площади и прилегающих улицах. Затем, как заведено, собравшихся разогнали силой. В результате – кровь, убит дружинник, среди раненых – работники милиции, митингующие, прохожие. Первая официальная оценка этого события была дана незамедлительно руководством отдела организационно-партийной работы ЦК КПСС. Центральному Комитету докладывалось, что массовые нарушения общественного порядка в Алма-Ате – результат "казахского национализма". Однако было непонятно: как объяснить, что всего за несколько часов так массово и организованно казахская молодежь Алма-Аты, не только студенты, но и часть молодых рабочих, оказалась на улице? Невольно напрашивался вопрос: не использовалась ли молодежь какой-то незримой силой в своих корыстных интересах?.. Из бесед с молодежью я понял, что немалочисленные, скажем так, сторонники Кунаева зря время не теряли, усиленно обрабатывая часть студентов в общежитиях в ночь с 14 на 15 и с 15 на 16 декабря. Теплилась, видимо, надежда, что под таким давлением ЦК КПСС может изменить свое же решение, как это произошло однажды в Целиноградской области".

Как заявил поэт Мухтар ШАХАНОВ на пленуме ЦК ЛКСМ Казахстана в марте 1987 года, "образовался новый тип молодых людей, которых я называю условно людьми без корней. Мне пришлось беседовать с участниками декабрьских событий. И те, с кем я говорил, обнаружили примитивное знание родного языка, родной литературы, обычаев, истории и культуры. И вот они-то, подстрекаемые карьеристами и властолюбцами, взяли на себя смелость говорить от имени народа!"…

То, что было 16, 17, 18 декабря и затем, – известно и понятно. Непонятно, что же все-таки осталось за рамками известных фактов.

Первая версия, которая была озвучена сразу, но почему-то не получила дальнейшего развития в ходе следствия и последующих разборок, – заговор сторонников Кунаева. Вопрос: зачем это было нужно Кунаеву и/или его сторонникам, были ли у них возможности по мобилизации молодежи и был ли шанс на отмену решения о его отставке? Народ, протестующий против ухода своего лидера, – это, конечно, красиво, но последствия были (и есть) слишком очевидны, чтобы идти на такой риск. Возможность и шанс? Маловероятно: Кунаев потерял практически всю команду и контроль над ситуацией; сомнительно, чтобы кто-то пошел на такой риск.

Кто-то из числа тех, кто претендовал на пост первого секретаря ЦК и не хотел прихода "варяга"? Но тогда митинги имели хотя бы минимальный смысл 15-го числа, в преддверии пленума. Собственно, и гипотетические "кунаевцы" тоже бы играли тогда на опережение.

Встает вопрос об организации. Основные участники событий – казахи-студенты и рабочая молодежь, практически все приехавшие из других регионов, жившие в общежитиях, в относительно неблагополучных социальных условиях. То есть публика, не имеющая иммунитета против пропаганды с использованием национальной и социальной риторики и достаточно легко мобилизуемая. Тот факт, что кто-то вел агитацию в общежитиях в дни, предшествующие событиям, несомненен. Вопрос даже не в том, кто это был, а как такое стало возможно? Общежития – объекты режимные. Без "административного ресурса" попасть туда невозможно, а проводить ночью собрания на политические темы и сделать это тайно – невозможно в квадрате. Тем более что вузовская среда, как можно судить из практики и документов, достаточно лояльна к сотрудничеству со всеми возможными органами.

Характерный пример: в 60-х несколько студентов и аспирантов-казахстанцев, живущих в Москве, организовали подобие дискуссионного клуба. Пять или шесть человек собрались, прочитали друг другу несколько докладов и обсудили их. Вечером того же дня минимум двое из них подробно проинформировали "партийные и государственные органы" о составе участников, темах и характере выступлений. Утром эта информация была доведена до руководства республики, которое оперативно приняло воспитательные меры к "заговорщикам"…

Это по поводу небольшого собрания, а тут речь идет о целенаправленной политической провокации (как бы это охарактеризовали тогда да и вполне назвали бы и сейчас).

И возникают вопросы, на которые нет ответа. Почему никто не "настучал"? А если информация поступила, почему ей не дали хода, не зафиксировали документально и не приняли меры? Почему были выявлены участники событий, но никто не нашел организаторов, хотя бы тех, кто занимался агитацией в общежитиях? Почему по прошествии многих лет никто не назвал себя "вождем декабрьского восстания"? Почему те, кто несет прямую ответственность за политический и служебный провал, кто мог знать и предотвратить события, не понесли никакой ответственности за это?

Можно лишь предположить, что задачей было превентивное ослабление позиций московского ставленника и создание предпосылок для его быстрой замены, но участники операции не просчитали ни реакции Москвы, ни того, что толпа так быстро перейдет к агрессивным действиям… А итогом стала очень удобная для всех политическая оценка – стихийное выступление молодежи националистического (ныне – национал-демократического) толка.

У национал-патриотов появились свои "герои", у силовиков – опыт разгона демонстраций, у властей молодой независимой страны – красивая иллюстрация к лозунгу о борьбе за независимость, у тех, кто пришел на площадь, – возможность назваться героями-революционерами, у населения – страшилка на тему межнациональных столкновений, у "героев" – право требовать с государства квартиры, пенсии и пособия, у "жертв" борьбы с коррупцией – легенда о политических репрессиях, у Москвы – отмазка на случай претензий, как же вы прозевали такое ЧП. Нужно ли пересматривать такую красивую, героическую, а главное, очень востребованную историю?..

Нурсултан Абишевич на XVII съезде Компартии Казахстана летом 1990 года сказал: "Руководство ЦК, избранное на XVI съезде, оказалось неспособным критически оценить свою деятельность. На ключевых постах оказались приверженные прежним стилю и методам работы люди, постаравшиеся сделать все, чтобы, как говорится, не мытьем, так катаньем устранить с политической арены республики инакомыслящих носителей конструктивных идей. В ход шли инсинуации и прямые угрозы, разворачивалась лихорадочная борьба за сохранение пошатнувшейся власти. 1986 год стал для здоровых, прогрессивно настроенных сил годом гонений, практического отсутствия хоть какой-то защищенности. Все это не могло не нанести ущерба демократическим преобразованиям, не затормозить процессы обновления в республике… Когда назрел вопрос о замене руководства, апологеты застоя сделали все от них зависящее, чтобы максимально смягчить невыгодные для себя последствия, привести к руководству "человека со стороны", не знакомого с местными условиями. Чем все это закончилось, вы хорошо знаете…"


ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Рейтинг@Mail.ru