КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Тасмагамбетов не нужен ни Елбасы, ни Токаеву, но конфликтовать с ним никто первым не решится
kazvedomosti.kz, 9 января

О последних знаковых перестановках в элите: увольнениях, назначениях и их последствиях "Ведомости Казахстана" продолжают беседовать с известным политологом, руководителем информационно-издательского проекта "Кто есть кто в Казахстане" Данияром Ашимбаевым.

АППАРАТ АК ОРДЫ НЕ ПОСПЕВАЛ ЗА ТОКАЕВЫМ
- Данияр Рахманович, если президент Касым-Жомарт Токаев только выстраивает свою идеологическую концепцию, то как в этом контексте можно объяснить уход Дархана Калетаева с должности главного идеолога и приход на это место Маулена Ашимбаева, а также другие кадровые перестановки: смещение экс-министра энергетики РК Каната Бозумбаева, назначение руководителем АФН Мадины Абылкасымовой...
- Дело в том, что Дархан Калетаев был практиком в выстраивании определенных схем, а Маулен Ашимбаев – это теоретик, который подбирает концепции, подходящие под необходимую модель. Нельзя сбрасывать со счетов и госсекретаря Крымбека Кушербаева, который пусть и ушел в тень, однако так или иначе является активным политическим игроком.
Государство обозначило вектор движения в сторону реформ. Что вряд ли предполагает досрочные парламентские выборы в марте 2020 года, где партия "Нур-Отан" смогла бы набрать 50-60%. Такого сценария, я думаю, сейчас нет. Особенно после вынужденной замены Калетаева на Ашимбаева взята определенная пауза для перезагрузки протосценариев.
Почему сменили Дархана Калетаева? Пожалуй, потому что Администрация не успевала за самим президентом. Тот же указ главы государства о создании Агентства финансового надзора (АФН). Экономический блок даже не попытался дать никаких комментариев и пояснений по поводу реформы управления банковским сектором. Хотя вопрос этот, мы понимаем, один из самых принципиальных в настоящее время.
А указы президента о принципах формирования госаппарата, согласования кадров, идеологический аппарат тоже не смог должным образом отработать и организовать широкое разъяснение.
Наконец, выборы, которые прошли по старым лекалам, хотя это была принципиально новая модель президентских выборов, принесли больше политического негатива, нежели позитива.
Весь этот фон начинал давить и на президента, и на его намерения. Поэтому было принято решение Калетаева заменить.
Что же касается Маулена Ашимбаева, то тут мы имеем дело и с желанием отдать должное ему за победу Токаева на президентских выборах и с известным восстановлением справедливости. После того как Ашимбаев возглавлял штаб Касым-Жомарта Токаева на президентских выборах и после того, как он был снят с поста руководителя "Нур-Отана", он фактически остался без работы.
Выглядело это некрасиво. Согласитесь странно, что начальника штаба победившего президента оставили за бортом политической жизни. Ему был сделан ряд предложений, в итоге он был назначен помощником главы государства. Токаев знал его как человека опытного, понятного и предсказуемого, поэтому, когда возник вопрос замены Калетаева, назначили именно Ашимбаева, который в должности идеологического заместителя руководителя Администрации президента уже себя проявлял.
По поводу председателя Агентства финнадзора Мадины Абылкасымовой. Мы помним, какие страсти кипели вокруг создания АФН в прошлый раз, полтора десятилетия назад. Мы помним банковский кризис. И очевидно, что реформа, инициированная еще вначале 2019 года, поднимала непраздный вопрос: кого поставить во главу Агентства финансового надзора. Ведь далеко не все те, кого хотели бы видеть на этом месте, сами бы испытывали большое желание идти на эту должность именно сейчас, в период, когда она де-факто расстрельная.
Нужно понимать и то, что Мадина Абылкасымова назначена на пост председателя нового Агентства еще и потому что она как замглавы Нацбанка курировала те же соответствующие департаменты. По большому счету для нее мало что изменилось, она также продолжит оставаться в команде Ерболата Досаева.
Тем не менее, президент Токаев оказался перед сложным выбором. Потому что своего человека поставить во главе АФН он не мог по банальной причине неимения такого доверенного специалиста.
Экономический блок Администрации президента также не сумел выработать экономическую стратегию исходя из существующего кадрового потенциала. Тогда как главе государства сейчас необходима новая экономическая доктрина, которая бы помогала ему идти в будущее с более четкими планами.
- А как вы думаете, Канат Бозумбаев в качестве помощника президента может что-то новое привнести?
- Официально Каната Бозумбаева сняли с должности главы Минэнерго по состоянию здоровья. По крайней мере, так это выглядело в официальных комментариях. Технически его назначили на предыдущее место работы Маулена Ашимбаева, но, понятно, что идеологией Бозумбаев заниматься не будет.
Возникла новая вертикаль власти в Администрации президента: куратором экономики формально является замруководителя Ак Орды Тимур Сулейменов, хотя замруки и помощники президента – это фигуры в принципе равноценные по статусу. Но сейчас ситуация несколько меняется: какие направления будет курировать Канат Бозумбаев? Если он не просто перемещен на механическую позицию, то можно предположить, что он займется именно экономикой. Но тогда возникает вопрос: как ему делить полномочия с Тимуром Сулейменовым.
В указе президента о создании Совета финансовой стабильности записано, что председателем Совета становится либо помощник главы государства, либо заместитель руководителя его Администрации. То есть, это или Бозумбаев или Сулейменов. По логике вещей, Тимур Сулейменов может перейти на другую работу, но сейчас загадывать что-либо сложно.
Сейчас все находится в подвешенном состоянии. Президент, на мой взгляд, сам ищет сценарии экономических реформ. Также как он сам искал сценарий политической реформы. Потому что масса людей, кто этим занимался и занимается, но пока ни в политике, ни в экономике, того, что нужно Токаеву, не выработано.

КОРИДОР ДЛЯ ТАСМАГАМБЕТОВА
- Самая обсуждаемая политическая отставка – это отправка на пенсию Имангали Тасмагамбетова. Как вы думаете, скоро ли мы услышим об Имангали Нургалиевиче?
- Понимаете, Тасмагамбетов – это не тот человек, который на год уедет ловить рыбу на острова. Это не про него. Тасмагамбетов – это фигура, которая проходила через все акты нашего политического спектакля. Без него не обходилась ни одна политическая кампания, тем более много лет общество и элиты рассматривали его как вероятного преемника Нурсултана Назарбаева.
И раз Назарбаев выбрал Токаева, ему здесь Тасмагамбетов в качестве амбициозной политической фигуры объективно не нужен. Тем более, самому Токаеву, который только выстраивает новую вертикаль власти не нужен человек, которого многие считают его потенциальным соперником. Да и в Москве на текущий момент он тоже никому не выгоден. Куда его пристроить – вопрос очень сложный.
Трудоустройство Тасмагамбетова всегда было головной болью Нурсултана Назарбаева. Однажды его пришлось убирать из Алматы и ставить в Астану, где он находился под определенным контролем. И там он оставался пока его не решили перевести на другую работу.
"Фактор Тасмагамбетова" сильно давит на психику истеблишменту в Нур-Султане. Как с ним договориться, будут ли эти договоренности соблюдаться? Ведь такие договоренности чрезвычайно сложно зафиксировать на бумаге, а тем паче соблюсти.
Я думаю, что сейчас и Елбасы и глава государства выстраивают определенный коридор, в котором хотели бы видеть Тасмагамбетова. И методом кнута и пряника в этот коридор попытаются его поместить.
Какую игру поведет сам Тасмагамбетов, на текущий момент предугадать непросто. У него имеется определенная и политическая, и медийная, и финансовая поддержка и пойди он против Ак орды, противником окажется очень неудобным. А сейчас не тот момент, когда элита может позволить себе раскалываться.
Поэтому как с ним быть толком еще не решили, как мне кажется. Даже вопреки практике – продлевать полномочия или направлять на пенсию именно в день достижения пенсионного возраста, она в этот раз не была соблюдена: указ был подписан несколько позже, одну неделю пауза тянулась.
Сейчас многие весельчаки вспомнили фотографию, когда в ходе первого визита Касым-Жомарта Токаева в Москву в качестве преемника Елбасы, на фото были запечатлены он – Токаев, Бакытжан Сагинтаев, Карим Масимов и Имангали Тасмагамбетов. И все улыбались, кроме Тасмагамбетова. Хотя это не повод для каких-то символических обобщений, однако проблема имеется и, как мне представляется, "фактор Тасмагамбетова" в 2020 году еще сыграет свою роль.
Заниматься борьбой с ним сейчас, пока он сам не начал кампанию "против", тоже никому не хочется. Элита в эти дни пребывает в состоянии настолько шаткого равновесия, что рисковать никто не станет.
Важно и то, что сейчас говорить о том, что вся правящая элита страны – это команда Токаева, тоже не приходится. Многие являются до сих пор людьми Нурсултана Назарбаева. И они в команду или в полное политическое подчинение Касым-Жомарту Токаеву еще не перешли. И даже теоретически ставить вопрос: войдут ли они в нее тоже нельзя. Пока аккуратно делаются шаги, которые будут направлены, во-первых, на усиление его власти, а, во-вторых, на создание системы, при которой аппарат будет работать исходя из видения нового президента. А как мы знаем: инерция, саботаж и прочие негативные черты нашего аппарата, такие как коррупция, достаточно сильны, а возможно даже непреодолимы.
Сейчас глава государства способен принимать инициативы, которые улучшат его позиции в стратегических вопросах. Хотя четких концепций реформ пока нет. Да, план в голове созрел, но президент прекрасно понимает фактор сопротивления среды.
Поэтому он подбирает людей, подбирает проекты и инициативы, которые начнут работать в рамках его концепции, однако каждый шаг основан на определенном компромиссе. Компромиссы могут быть невербальные, но многие осознают, что по-другому сейчас нельзя.

ТЯЖЕЛОВЕС ИЛИ ПОСОЛ МЫРКЫМБАЕВ
- У Токаева ведь остается "козырь в рукаве": вакантное место посла в Москве, которое покинул Имангали Тасмагамбетов. Может ли он отправить послом в РФ человека, который ему неудобен или мешает?
- Зачастую не кресло красит человека, а человек – кресло. В Казахстане человек, формально не занимающий никаких постов, может определять политику целого ведомства. Должность посла в Москве важна только потому что ее занимал Тасмагамбетов. В этой связи, я хочу напомнить случай, когда Дарига Назарбаева стала вице-спикером Мажилиса и все стали говорить, что это "крутое повышение", но никто не мог вспомнить, кто были другие вице-спикеры Мажилиса и чем они занимались.
Посол Тасмагамбетов, здесь ключевое слово – "Тасмагамбетов". А посол Мыркымбаев – это, прежде всего, посол. Кто будет назначен – кадровый дипломат или политический тяжеловес, вес посольства в дипломатической иерархии будет определяться фактором личности, а не фактором должности.
Говоря о посольстве в Москве, нужно отдавать отчет, что президенты Казахстана и России видятся чаще, чем послы с соответствующими должностными лицами обоих государств. Поэтому двусторонние отношения выстраиваются прежде всего нашими главами государств, главами правительств, а послы больше организуют фон.
Тасмагамбетов сам по себе влиятельный человек вне зависимости от того, какой он пост занимал. За эти годы мы видели разных послов Казахстана в России – сильных и слабых, но их сила и слабость определялась их личным бэкграундом, а не должностью посла.
Поэтому кого бы Токаев не поставил курировать российско-казахстанские отношения, этот человек будет влиять на них в меньшей степени. Тем более, что сам Токаев с Путиным модель отношений выстроили, сделали определенные заявления, которые ее четко манифестировали.
- Спасибо за содержательное интервью


ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Рейтинг@Mail.ru