КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Каждый второй высокопоставленный из Старшего жуза, каждый десятый – шапрашты
Марсель Хамитов, ia-centr.ru, 24 июня

В июне 2020 исполнился ровно год, как Касым-Жомарт Токаев был официально избран президентом Казахстана. Есть такая поговорка – "новая метла по-новому метет". Однако к деятельности Касым-Жомарта Кемелевича эта присказка не подходит. За год он, конечно, провел ряд кадровых перестановок, но не кардинальных. Большинство руководящих постов в стране по-прежнему занимают ставленники Первого президента страны Нурсултана Назарбаева. По этому поводу существуют различные экспертные мнения. Кто-то считает, что провести тотальную чистку высших эшелонов власти от приспешников Лидера нации Токаеву не позволяет сам Назарбаев. Другие же полагают, что у Токаева, несмотря на десятки лет присутствия в большой политике, так и не сложилась собственная команда и нужных людей ему попросту негде взять. Поэтому он, пока не сформировался еще его собственный клан, вынужден пользоваться ресурсами предшественника. Так ли это на самом деле?
Об этом Ia-centr.ru поговорил с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияром Ашимбаевым.
О том, каким по каким причинам президенту пока не удалось "сколотить" свой собственный клан – в первой части интервью.
– Говоря о родовых делах. Токаев относится к роду Жалайыры. К этому же роду принадлежат бывший председатель счетного комитета Омархан Оксикбаев, космонавт Айдын Аимбетов, генерал Бахытжан Ертаев, бывший министр энергетики и нынешний помощник президента Канат Бозумбаев, бывший заместитель акима Алматинской области Багдат Манзоров. Кто еще из действующих политиков относится к этому роду, и кто мог бы составить формирующийся клан Токаева?
– Жалайыров нельзя отнести к маленьким родам. Это один из крупнейших родов Старшего жуза, хотя, конечно, переписи населения с родовой точки зрения никто не делает и такие данные оценочные. Среди жалайыров немало крупных фигур. Это академик Едил Ергожин и его сын Даулет Ергожин – заместитель председателя КНБ. Это и бывший министр сельского хозяйства Серик Ахимбеков. Это и генералы Нурлан Бекмухамбетов, Кабдулкарим Абдиказимов, Болатбек Булгакбаев. Это и экс-глава KEGOС (казахстанская компания по управлению электрическими сетями) Кенжемурат Дукенбаев. Это и композитор Серик Еркимбеков. Бывший аким Тылдкоргана и депутат Сакен Жылкайдаров, академик Тлепбай Тазабеков.
Известных жалайыров много. Понятно, что многие поддерживают Токаева, и кого-то из них он будет подбирать в члены своей команды. В принципе, некоторые уже там. Но с другой стороны, как не все шапрашты были членами клана Назарбаева, так и не все жалайыры будут приверженцами Токаева. К тому же Токаев, как многолетний глава МИД, имеет немало своих выдвиженцев в дипломатической сфере. Но проблема в том, что далеко не всех их можно выдвинуть в исполнительную и законодательную власть.
– А что можно сказать о родственных связях нового президента вне рода?
– В свое время писали, что Токаев породнен с такой фигурой, как Канат Саудабаев – человеком в прошлом достаточно влиятельным. Он руководил министерством иностранных дел, был госсекретарем. А в бытность Токаева премьер-министром возглавлял аппарат правительства и был одной из сильнейших аппаратных опор премьера. Кроме того, среди брачных союзов в числе родственников Токаева числится генерал Козы-Корпеш Карбузов, которым был зампредом КНБ и председателем Комитета таможенного контроля. Сейчас он возглавляет Центр военно-стратегических исследований" при Министерстве обороны.
Токаев разведен. Его сын – Тимур Токаев – кандидат экономических наук, совладелец небольшой нефтяной компании и вне этого широкой общественности малоизвестен...
– В этой нефтяной компании "Аби Петролеум Кэпитал" (раз уж Вы о ней упомянули) партнером Токаева-младшего является Мухамед Избастин – сын Карлыги Избастиной – в девичестве Токаевой, родной сестры президента. А ее старший сын – Каныш Избастин (зять генерала Карбузова) возглавляет правление "Казагрофинанс". Может, основа клана Токаева – это в первую очередь его племянники и другие дальние родственники?
– Отец Каныша Избастина – Темиртай Избастин с 2009 года находится в Болгарии (сначала он был руководителем дипмиссии, а в 2019 году его назначили Чрезвычайным и полномочным послом). В этом году у него подходит пенсионный возраст. Племянники, конечно, хорошо, но, не думаю, что нынешний президент будет двигать кадры, основываясь только на родственных связях. По Канышу Избастину, сколько помнится, компрометирующей информации не всплывало, при том, что вокруг "Казагро" идут ожесточенные бои…
В свое время, в 90-х годах, была еще одна семья, которая в бизнес-кругах, считалась племянниками Токаева – братья Сарсекеевы. Но о них в последние годы ничего не было слышно.
– Это не с ними были связаны скандалы в начале двухтысячных?
– Врать не буду, не помню. Но за эти годы, надо отдать должное – ни Токаев, ни его родственники в каких-либо крупных скандалах замечены не были. Это, к слову, и было одной из причин, по которой Назарбаев остановил свой выбор на Токаеве – отсутствие коррупционного шлейфа…
Понятно, что племянники Токаева представлены в различных ипостасях. К примеру, Бекет Избастин до недавнего времени руководил департаментом недропользования Министерства энергетики (руководителем которого в свое время был Канат Бозумбаев, считающийся одним из ближайших родственников Токаева), а сейчас возглавил ТОО "PSА" – полномочный орган Казахстана в Соглашении о разделе продукции по Северному-Каспию и Окончательном соглашении о разделе продукции Карачаганакского месторождения, а также по месторождению Дунга.
То есть наиболее известными родственниками, занимающими позиции, являются Каныш и Бекет Избастины и тот же Канат Бозумбаев. Но позиции, которые они занимают, к высшим не относятся.
После того, как Токаев стал президентом, активно говорили, что Бозумбаев – опытный управленец – станет либо акимом Алматы, либо главой "Самрук-Казына". Но в итоге он покинул пост министра энергетики и стал помощником президента, фактически выбыв из публичной политики. Может быть, его уход в тень был частью того компромисса, по которому Токаев получил президентство.
Поэтому, еще раз повторю, говорить, что у Токаева есть свой клан – довольно сложно. У него есть его люди, которые могли бы претендовать на определенные позиции. У него формируется аппаратная поддержка. Так, четвертым главой администрации президента стал Ерлан Кошанов, ориентированный на второго президента. Госсекретарем – Крымбек Кушербаев, который сейчас тоже ориентирован на второго президента больше, чем на первого. Но пока Елбасы находится в энергичной рабочей форме, Токаев на продвижение своих позиций и, как следствие, на обострение отношений не пойдет. Ему сейчас важно закрепить максимально аппаратные позиции и понять, кого можно менять, а кого нет. Кадровой революции ждать от него не стоит.
К тому же сейчас власть втягивается в большую электоральную кампанию – выборы в сенат, мажилис, маслихаты – а идеологический аппарат в этих условиях будет стараться максимально соблюсти баланс между интересами двух президентов.
– Интересно, что жалайыры – это старший жуз. Нурсултан Назарбаев – из рода шапрашты. Тоже старший жуз. Это такое правило по умолчанию, что Казахстаном могут руководить только выходцы из Старшего жуза?
– Не правило. Если исторически пробежаться, то области, в которых проживали представители Старшего жуза, относились к Туркестанскому краю, а области, на которых возник Казахстан в 1919 году, относились к Среднему и Младшему жузам и входили в состав Степного края. И объединение произошло только после присоединения Туркестана в 1924-25 гг. К тому моменту уже доминировали северяне и выходцы с запада. Южане, лидерами которых были Султанбек Ходжанов и Турар Рыскулов, пытались, конечно, взять власть в свои руки. И даже на какое-то время преуспели, сумев перевести столицу на юг – сначала в Кзыл-Орду, а затем в Алма-Ату. Но потом были оттеснены, поскольку северяне и западники смогли доказать Москве, что южане – в больше степени националисты и пантюркисты и менее революционеры, чем они. И по каким-то мотивам до середины 60-х годов прошлого века южане во власти были представлены очень мало.
И только с приходом к власти Динмухамеда Кунаева им удалось поставить своих ставленников в госаппарате. Принято считать, что именно Кунаев стал родоначальником той модели, которая есть сейчас в Казахстане. При нем действительно началось укрепление позиций Старшего жуза, но близкие Кунаева и его ближайшие соратники представляли собой полную палитру казахских родов. Поэтому нельзя сказать, что южане полностью доминировали. Да, процесс нарастал, но южный ренессанс наступил только в конце 90-х годов, когда численность Старшего жуза в руководстве республики стала резко расти.
И на сегодняшний день, если брать высшую номенклатуру, Старший жуз занимает около 50% всех основных кадров. Это соотношение не совсем правильное. С точки зрения жузовой и родовой представленности наблюдается сильный перекос в пользу юга. Если на уровне акимского корпуса определенный баланс соблюдается, то на уровне правительства, силовых структур есть определенная географическая диспропорция. И речь не только о шапрашты, но и о дулатах и других. Поэтому, жалайырам, чтобы закрепиться в этой модели, придется идти на изменение структуры всей власти.
– Существует ли сегодня какой-то доминантный клан, который в целом определяет повестку в Казахстане?
– Каждый второй высокопоставленный относится к Старшему жузу, каждый десятый – к роду шапрашты. Поэтому можно сказать, что в какой-то мере именно шапрашты являются доминантной группой в Казахстане. Да, это не монолит, но юга у нас очень много. Преодоление родового дисбаланса – одна из важнейших задач для Токаева, иначе он не сможет получить поддержку всей региональной элиты Казахстана.
– А вы можете перечислить наиболее сильные кланы Казахстана и их ярких представителей?
– Нужно исходить из того, что в разных группах есть разные модели поведения. Так, если представители юга склонны к консолидации, то представители Среднего жуза в массе своей более индивидуалистичны и не особо поддерживают друг друга. На втором месте по степени влиятельности после шапрашты я бы поставил дулатов. Это наиболее многочисленный род Старшего жуза, широко представленный и в Алматинской, и в Туркестанской, и в Жамбылской областях, который дал немало чинов. К нему относятся такие фигуры, как Тимур Кулибаев, Сарыбай Калмурзаев, Заутбек Турисбеков и другие. Род один из крупнейших и сильнейших и, несмотря на имеющие противоречия в своих рядах, все равно остается вторым по влиянию в стране. Про третье место я говорить бы не стал, поскольку сейчас поднимаются жалайыры.
– А что можно сказать о крупных родах Среднего и Младшего жуза?
– Аргыны и найманы широко представлены во власти. К первым, например, принадлежат премьер Аскар Мамин и глава администрации президента Ерлан Кошанов. Найманов много в силовых структурах и идеологическом аппарате. Наиболее высокопоставленные представители Младшего жуза – госсекретарь Крымбек Кушербаев и председатель Центризбиркома Берик Имашев. Но в целом представленность уроженцев Западного, Северного и Восточного Казахстана в руководстве страны недостаточная – на уровне 20% каждый.
– При Назарбаеве клановость и трайбализм были сильно связаны. Какова обстановка сейчас? Можно ли сказать, что с приходом нового президента старые обычаи и традиции уходят в прошлое?
– Нет, нельзя сказать. У них есть свое место в формуле. Есть политические правила и традиции, которые от президентов мало зависят, так сказать часть менталитета или культурного кода. Они претерпевают изменения только лишь с изменениями национального состава республики. Сейчас под лозунгом возрождения традиций имеют место быть во многом уже псевдотрайбалистические проявления, которые нуждаются в исследованиях культурологами и социологами, но которые уже ощущаются.
И понятно, что уже сложившаяся система отношения требует определенной ориентированности. Да, Назарбаев был и президентом, лидером всех народов, проживающих в Казахстане, и казахов в целом, и Старшего жуза, и своего рода. В нем это органично сочеталось и во многом было залогом его успеха. Токаеву нужно выработать свои формулировки в этом вопросе, либо взять курс на модернизацию этой системы взаимоотношений. Совместить, что называется, то, что написано в Конституции и то, что имеет место быть и поставить себя в эту систему.


ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Рейтинг@Mail.ru