КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Казахстан ждет план реформ
Елена Тумашова, inbusiness.kz, 7 июля

Что показал последний год? Насколько первый президент участвует в активной общественно-политической жизни Казахстана сейчас? На эти вопросы inbusiness.kz ответили политологи.

Политолог Данияр Ашимбаев:
"Произошла определенная эволюция взаимоотношений. Все-таки в Казахстане такая модель – наличие двух президентов – не применялась, и какие-то вопросы, даже с учетом опыта и дипломатичности двух президентов, отрабатывались на ходу.
Если сначала Елбасы отошел в сторону, то потом, начиная с лета прошлого года, активизировался и обозначил свое присутствие, при этом демонстративно не продавливая свои полномочия.
Это продолжалось до проведенного недавно заседания совета по управлению фондом "Самрук-Казына" (прошло 3 июня под председательством первого президента. – Ред.). Фонд не выполнил поручений Касым-Жомарта Токаева об увеличении перечислений в бюджет, зато подробно отчитался в своих планах, реорганизации и финансовых перемещениях перед первым президентом. Вроде бы двоевластия нет, но возникло ощущение, что политическое доминирование первого президента становится все более очевидным.
Елбасы, помимо Ассамблеи народа Казахстана и других структур, контролирует силовые структуры. То есть силовые структуры и квазигоссектор в виде "Самрук-Казына" остались под контролем первого президента.
Сейчас элита ориентируется на обоих президентов. Акимы подчиняются как акимы второму президенту, как руководители областных филиалов партии Nur Otan – первому.
Мы видим, насколько усилилась позиция премьер-министра Аскара Мамина, назначенного Нурсултаном Назарбаевым еще до смены власти. Он взял на себя значительную часть работы в исполнительной власти. Характерным было то, как премьер провел отчет об исполнении бюджета прошлого года, – жестко. До этого Наталья Годунова (председатель счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета. – Ред.) ставила определенные вопросы, но итоговое слушание прошло кратко и сжато.
Формируется практически третий центр власти. Но проблема в том, что, несмотря на общую работу кабинета министров, у нас есть серьезная проблема с социальным блоком, с министерствами социального блока. И выбранный курс и их работа себя не оправдывают.
Возникает чехарда вокруг второго карантина, появляются провалы в работе минздрава, МОН. Мы видим, что никаких уроков из первого карантина не извлекается. А учитывая, что это касается огромного числа людей и власть уже сказала, что пособие 42 500 выплачиваться не будет, то ситуация становится все более угрожающей. Власть наступила на грабли и продолжает на них наступать.
И в окружении Касым-Жомарта Токаева нет людей, способных предложить грамотную стратегию экономических реформ, реформы государственного управления, варианты решения проблем здравоохранения. Видно, что второй президент столкнулся с серьезным кризисом в целом управляемости и управляемости меняемой.
Нужна стратегия реформ, не просто политических, но реформ госуправления и экономики. Но эту программу предложить, по сути, некому. Правительство вполне решает оперативные проблемы, предложенные меры ориентированы на среднесрочный эффект. Из Акорды каких-то идей, проектов, планов не поступает, Библиотека сейчас занята несколько другим.
Если возникнет какая-то концепция реформ, если она вменяемо и грамотно выстроена, что мешает лидеру нации и главе государства обсудить эти вопросы? Надо помнить, что Нурсултан Назарбаев не консерватор, он инициировал массу реформ, он не боялся выдвигать молодежь, легко шел на антикризисные меры. У него достаточно глубокое понимание основ экономики Казахстана и ее социальной проблематики. Если представить вменяемый план реформ, Елбасы спокойно может его принять при грамотной аргументации. Проблема в том, что этого плана реформ ни у кого нет.
Прежняя модель в условиях внешнеэкономической конъюнктуры, очередного падения цен на нефть и карантина просто не работает. В этой системе нет закладки на кризисы, а кризисы сейчас достаточно серьезные, и мы видим, что эта модель с ней не справляется.
Мы, надо это признать, подходим к определенному кризису власти и кризису идей. Надеюсь, после юбилейных мероприятий все-таки будет какая-то определенность внесена в эти вопросы.
Библиотека ориентирована на охрану двух базовых принципов политики Назарбаева – стабильность и согласие. Она аккуратно ставила вопросы о том, что реформы – это хорошо, но определенную преемственность курса в тех вопросах, которые первый президент продвигал 30 лет, нужно сохранять.
На какие бы радикальные экономические реформы ни шли, с какими бы кризисами ни сталкивались, для первого президента сохранность стабильности и согласия были базой и приоритетом. Сейчас он, передав пост президента Касым-Жомарту Токаеву, видимо, ждет от него определенных посылов в этом направлении.
Токаев отчасти оправдывает эти ожидания: он выезжает в проблемные места – Арысь, Кордай. Во время первого карантина чуть ли не самостоятельно предлагал пакеты по решению обострившихся социальных и экономических проблем. Но, думаю, Библиотека ждет развернутого видения. Как и все мы, в принципе".


ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Рейтинг@Mail.ru