КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Ключевой момент
Руслан БАХТИГАРЕЕВ, "Время", 8 сентября

Пожалуй, самой любопытной для простого обывателя фишкой нынешнего президентского послания народу стала новость о том, что 700 тысячам вкладчиков ЕНПФ разрешат со следующего года досрочно использовать часть пенсионных накоплений на приобретение жилья, лечение или для передачи в управление финансовым компаниям. Профессиональное же экспертное сообщество обратило внимание на другие важные аспекты и в первую очередь - на реформу государственного управления.
В частности, политолог Данияр АШИМБАЕВ поддерживает намерение главы государства воссоздать специальный орган по планированию и реформам, однако есть определенные сложности:
- У нас в стране органа, отвечающего за стратегическое планирование, долгое время не было. Как известно, раньше было Агентство по стратегическому планированию, просуществовавшее с 1997 по 2002 год. То есть опыт у нас уже имеется. Но сейчас большой вопрос в том, кто возглавит этот старый новый орган, поскольку есть проблема с правительственными экономистами: конкретных идей, вырабатываемых госаппаратом, к сожалению, становится все меньше. И если речь зайдет о персоне, связанной с прежним курсом, пользы от такого органа будет немного.
Передача статистики из правительства в создаваемое Агентство по стратегическому планированию и реформам (АСПР) - реформа также нужная. Статистика должна быть отделена от чисто правительственных структур.
- Еще одна здравая инициатива, - продолжает Ашимбаев, - создание Агентства по защите и развитию конкуренции как органа, подчиненного президенту. Вопрос повышения статуса антимонопольного ведомства стоял давно. Рассматривалась даже идея его преобразования в независимый регулятор по типу Нацбанка. С другой стороны, перевод его в президентский блок - значительный шаг в данном направлении, поскольку нашей монополизированной экономике очень важно иметь отдельного регулятора, стоящего вне правительства.
Еще одной очень важной, на мой взгляд, инициативой является блок послания, касающийся развития местного самоуправления. Помимо разработки концепции и подготовки законодательной базы основным, ключевым моментом является инициатива о введении прямых выборов сельских акимов. Этот шаг не просто назрел, но и, как говорится, перезрел. Без выстроенной системы местного самоуправления на принципах выборности и ответственности перед населением дальнейшая модернизация политической системы страны - нонсенс.
Что касается других реформ, то предложений хороших много, есть спорные моменты, но вопрос в том, как все будет реализовано.
- В послании президент отметил необходимость сокращения чиновничьего аппарата, но при этом сообщил о воссоздании МЧС и того же АСПР. Нет ли в этом противоречия?
- Каждое из нынешних министерств вмещает в себя 5-6 прежних. И те вопросы, которыми раньше занимался министр в ранге профильного ведомства, в большом, укрупненном министерстве (типа Миннацэкономики или Мининдустрии и инфраструктурного развития), сейчас находятся в ведении начальника управления или департамента. В результате уровень принятия решения снизился. Соответственно, снизилась и компетентность, и политическое влияние фигуры тоже. Да, где-то есть позиции, дублирующие друг друга, но где-то, на мой взгляд, каких-то позиций не хватает. И здесь нужно не механическое сокращение ведомств и должностей, а качественное.
А вот квазигоссектор неимоверно раздут. Вспомните: нацкомпания "КазМунайГаз" за последний год дважды сокращала количество управляющих директоров, причем в последний раз чуть ли не вдвое. Но при этом там осталось 7 или 8 директоров как минимум. То есть резерв для сокращения численности руководящего состава в квазигоссекторе огромный. По большому счету половина квазигосструктур просто не нужна. Это просто кормушки и злачные места для удобных людей. Так что сокращать можно что угодно.
На мой взгляд, наш госаппарат живет по цикличной модели: сначала сокращается число министерств, затем число кадров, потом они постепенно снова нарастают, и опять начинается цикл сокращений. Так что будет совсем неудивительно, если через 3-4 года после сегодняшнего сокращения госаппарат возрастет настолько, что его опять придется сокращать.
- Давайте вернемся к решению о создании Агентства по стратегическому планированию и реформам. Неужели последние 18 лет в нем не было необходимости?
- Должен быть орган, отвечающий за планирование. Классический управленческий механизм состоит из планирования, реализации и контроля (или, как сказано в послании, оценки). Это три базовых принципа любой работы. Но кто у нас сейчас занимается планированием? В Миннацэкономики свалена куча полномочий разных министерств, но при этом органом, отвечающим за разработку и принятие решений, оно не является. Профильные отделы администрации президента тоже не тянут на эту роль. Если раньше в стратегических госпрограммах прослеживались контуры каких-то показателей, которых собирались достичь, то в последние лет 15 все эти документы превратились в набор разновекторных указаний: здесь мы сделаем это, а здесь поступим вот так. Но что конкретно мы получим на выходе, никто не говорит. Все говорят только об абстрактном светлом будущем, но непонятно, как оно будет достигаться, если последние 15 лет одни и те же вопросы перескакивают из одного послания в другое. Так что проблемы с планированием у нас имеются.
Возьмем то же планирование бюджета. Какая бы работа ни проводилась, только закон (основной финансовый документ страны - закон о республиканском бюджете. - Р. Б.) правится три раза в год, бюджетное постановление правительства, регламентирующее конкретные бюджетные программы, правится от 20 до 50 раз в год и практически в итоге подгоняется под фактическое положение дел! То есть последний вариант бюджета на текущий год принимается 31 декабря того же года. Вот и получается, что задним числом оформляется то, что фактически было сделано. А задача долгосрочного планирования лежит на государстве, но оно длительное время им не занималось.
- На ваш взгляд, это послание больше социально или бизнес ориентированное?
- Надо понимать, что социальный блок, конечно, важен, но сейчас главная проблема - это экономика. Масса ошибок прошлых лет: в денежно-кредитной политике, чрезмерная привязанность тенге к курсу доллара и совершенно непонятная политика курсообразования, низкая степень импортозамещения и провал массы инициатив по диверсификации экономики плюс карантин - все это показало, в каком плачевном состоянии находится наша экономика. А если экономика в кризисе, то и социальная сфера страдает.
Если государство будет заниматься своими прямыми обязанностями: четким планированием, выполнением поставленных задач и жесткой борьбой со злоупотреб­лениями, то ситуация станет гораздо лучше. Социальные вопросы важны, но если мы перезапустим экономику в нормально работающем режиме, а не в такой виртуальной модели, которая есть, то многие социальные вопросы рассосутся сами собой.
- Если сравнивать это послание с прошлогодним, изменились ли риторика, цели?
- В нынешнем послании больше конкретики, в нем меньше воды. В то же время вопросов, которые требуют рассмотрения через послание, гораздо больше, поскольку число проблем у нас выросло в разы. Вместе с тем в нем не прозвучало традиционного внешнеполитического блока, хотя, как мы видим, на него бы и времени не хватило. Инициативы и предложения обозначены по всем направлениям нашего общества.
Вместе с тем мы видим, что стратегии развития экономики так и не возникло за последний год. Такое ощущение (и об этом я уже не раз говорил), что президент сам вынужден искать решения проблем в сфере экономики, потому что понял: от своего аппарата полноценной экономической стратегии он не дождется. Видимо, еще и поэтому создается новое Агентство по стратегическому планированию и реформам.


ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Рейтинг@Mail.ru