КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

С чем связано дело Биртанова?
Вячеслав Щекунских, ia-centr.ru, 3 ноября

3 ноября подтвердилась информация о задержании экс-министра здравоохранения Казахстана Елжана Биртанова.
Как заявили в Комитете по финансовому мониторингу РК: "Службой экономических расследований Комитета по финансовому мониторингу Министерства финансов Республики Казахстан расследуется уголовное дело в отношении бывшего министра здравоохранения Биртанова Е.А., по факту растраты бюджетных средств в особо крупном размере", мера пресечения – содержание под стражей.
Последние дни казахстанские Телеграм-каналы распространяют без ссылок на источники информацию следующего содержания: "Биртанова подозревают в хищении бюджетных средств – речь идет о 526 млн. тенге, которые были выделены на цифровизацию (информатизацию системы здравоохранения). Главным свидетелем и источником информации для следователей по делу Биртанова является задержанный еще в августе вице-министр здравоохранения Олжас Абишев, самому Абишеву вменяется в вину хищение 127 млн. тенге".
Казахстанский политолог и главный редактор биографической энциклопедии "Кто есть Кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев прокомментировал для Ia-centr.ru новости, связанные с задержанием Биртанова.
– Данияр Рахманович, связано ли дело Биртанова с состоявшимися пару месяцев назад перестановками в холдинге "Зерде", провалившем, по мнению многих представителей власти, цифровизацию? Компания, кстати, фигурировала в новостях, связанных с Олжасом Абишевым (тогда "Зерде" дала заключение на соответствие информационной безопасности неработающей системе – ред.).
– Нет, насколько я знаю, по вопросу цифровизации идет отдельная проверка.
По-видимому, это связано с делом Абишева. Полномочия вице-министров таковы, что без санкции шефа они многое сделать не в праве. А если экс-министра задержали по поводу цифровизации, то, возможно, это результаты других проверок. Я не в курсе того, кто делал электронные базы Минздрава, но ведь параллельно "слетели" базы Министерства образования и науки (МОН), Минтруда, "Электронного правительства". Потому, видимо, госзакупки во всех министерствах проверяют. А там "наследить" успели не только "Зерде", но и многие другие.
– Возможно, следствие по делу О. Абишева все-таки может быть источником проблем для экс-министра?
– Дело в том, что по закону "О правительстве" все закупки, тендеры, контракты в министерствах проводят и подписывают ответственные секретари, а не министры.
Но у нас ответсеки пошли умные, и они сейчас стараются создать ситуацию, когда оказываются не при делах. А вице-министры, которые на закупки не совсем уполномочены, с удовольствием за это берутся. Но для того, чтобы вице-министру провести тендер, нужно еще решение министра. В качестве примера приведу "дело статистиков", когда была провалена национальная перепись населения (2009 г.). По результатам расследования оказалось, что все принимали участие в хищениях кроме ответсека Юрия Шокаманова, который понял, чем грозит участие в этом и ушел на больничный.
Таким образом, поскольку в процедурах закупок вице-министрам необходима санкция шефа, не бывает такого, чтобы было закуплено оборудование на миллиарды тенге, и об этом не знал министр. Обычно все суммы согласовываются.
Вообще же практика подобных дел показывает, что чиновника задерживают с целью дать показания на кого-то еще для снятия вины с себя.
Так, например, происходило с делом экс-министра нацэкономики Куандыка Бишимбаева. Сначала взяли одного зам.зава. Тот дал показания на непосредственного руководителя в обмен на снятие вины с себя. Эта же схема повторилась, и были получены показания на Бишимбаева. В свою очередь министр не смог ей воспользоваться, поскольку давать показания на кого-то еще было сильно не в его интересах, поэтому он взял вину на себя.
В Минздраве та же ситуация, поскольку курирующие здравоохранение в стране вице-премьеры за период ввода цифровых систем и период работы Биртанова сменились трижды.
Это и Бердибек Сапарбаев, и Гульшара Абдыкаликова, и Ерболат Досаев. Кто именно подписывал документы по госзакупкам – неизвестно. К тому же не факт, что вице-премьеры могли быть в курсе этих дел, поскольку в их компетенции сложные министерства – Минздрав, МОН, Минтруда.
Поэтому сложно предполагать, что Елжан Амантаевич может дать показания на кого-то выше. На Администрацию президента сослаться – проще самому подписать себе приговор.
– То есть, можно предположить, что на нем цепочка и закончится?
– Если она вообще есть. У нас часто бывает так, что сначала объявили о громком деле, а потом в суде вся доказательная база разваливается. Сколько было шума по поводу ареста вице-министров энергетики, а выяснилось, что следствие вольготно обошлось с фактами, и прокуратура и суд отправили материалы на доследование.
Поэтому я бы поостерегся делать выводы. Есть такие ушлые чиновники, которые вообще не оставляют письменных следов.
Даже если вице-министр дал показания на шефа, не факт, что это было на самом деле.
Так было в случае с президентом АО "Казахстан темір жолы" Жаксыбеком Кулекеевым. Тогда выяснилось, что взятку передали, а он о ней и не знал, и не было на ней его отпечатков. В итоге через год арестовали следователя по тому же делу. Поэтому я к такого рода крупным скандалам отнесся бы с большой долей скептицизма.
Говорят, что в Минздраве была коррупция. Да, она была, но факты надо доказать! И в этом проблема. К сожалению, у нас следствие зачастую не дорабатывает.
– Возможно, что в итоге перед Биртановым извинятся и отпустят?
– Вряд ли. При объявлении ареста в любом случае разбираются – если не по этому поводу, то по какому-нибудь другому. Когда ведется следствие в отношении чиновников такой категории, силовики выжидают, прежде чем сообщать о них, пока не получат некую политическую санкцию. Никто им скажет: "Хорошо, арестовывайте". Но его надо еще убедить.
При арестах чиновника выше первого замминистра стараются получить политическую санкцию. Во-первых, это возможность подстраховаться. Во-вторых, есть возможность показать имеющиеся доказательства. Если человек, дающий санкцию, посчитает, что они недостаточны, надо будет "копать" дальше.
В случае с Биртановым, однако, есть странность – почему-то делом занимается не Финпол, не Комитет нацбезопасности, а комитет финмониторинга, который совсем недавно начал заниматься подобными темами. Это ведомство только-только стало силовой структурой.
– Как Вы считаете, нужна ли Казахстану сейчас, во время карантинных мероприятий и обострения ситуации с коронавирусом, подобная встряска Минздрава?
– Вообще информационная волна в Казахстане по поводу возбуждения уголовных дел и проверок пошла с июля. Информационная база не работала, а на нее выделялись миллиарды. Проблема стоит буквально колом.
Мы сейчас видим, что та ситуация, которая была в Министерстве в первом полугодии, спровоцировала насущные проблемы. Это и нехватка лекарств, и неясности с диагностикой, постоянно менялись протоколы лечения и условия обеспечения помощи. Санэпидслужба вообще практически развернула террор. Добавила от себя проблем и "СК Фармация".
К.Конеев: через фонды легче всего осваивать бюджетные деньги
Вызывает вопросы организация соцмедстрахования (ОСМС), который и так у населения считается наследником печально известного ФОМС (Фонда обязательного медстрахования).
И на сегодняшний день понятно, что в системе здравоохранения было все не в порядке.
Естественно, общество хотело бы видеть виновных, тех, кто допустил такие провалы в здравоохранении. И государство тоже хотело бы это знать.
Во-первых, чтобы в следующий раз было неповадно, во-вторых, министерство подставило и президента, и правительство.
Может быть, копали бы и дальше, но, поскольку арестовали Абишева достаточно скоро, значит, что-то очень легко вскрылось.
– Тогда можно предположить, что это еще и акция устрашения для тех, кто подставляет?
– Я бы сказал – возмездие за провалы. Ну, и устрашение для нового руководства, которое не блещет компетенцией.


ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Рейтинг@Mail.ru