КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Виды на премьера
Алина Рустемова, ИА "Turan Press", 9 ноября

В последнее время в социальных сетях активно обсуждается тема формирования будущего правительства Республики Казахстан. Как известно, по конституционным правкам, принятым в марте 2017 года, правительство слагает свои полномочия перед вновь избранным Мажилисом (ранее – перед вновь избранным президентом). Учитывая, что пост премьер-министра – один из ключевых в государственной иерархии страны, то интерес к возможной смене правительства и возможным кандидатам на этот пост вызывает всеобщий интерес. Обозреватели ИА "TURAN PRESS" задали ряд вопросов известному политологу Данияру Ашимбаеву, чтобы внести некоторую ясность в эту животрепещущую тему.
– Данияр Рахманович, начнем с того, каковы, на ваш взгляд, перспективы смены правительства Аскара Мамина после парламентских выборов?
– Тема очень интересная. У нас есть опыт кадровой политики Нурсултана Назарбаева, который за три десятилетия своего правления сменил 13 премьеров или 12, если считать, что Карим Масимов был премьером дважды. И вот, что характерно: ни разу смена правительства не была приурочена к итогам выборов – ни парламентских, ни президентских. Характерный случай – произошедшая в октябре 1999 года смена правительства Нурлана Балгимбаева на кабинет Касым-Жомарта Токаева случилась во время парламентских выборов, опередив не только первую сессию нового Мажилиса, но и, собственно, 2-й тур. Мне кажется, первый президент хотел подчеркнуть такой политикой, что правительство – это его епархия и партийным склокам там не место. Опять-таки, всегда, после президентских выборов действующий премьер уходил в отставку, но тут же вновь назначался на этот пост. Здесь тоже своя политическая логика: время для смены главы кабинета министров наступает тогда, когда считает нужным глава государства, а не тогда, когда приходит некий рубежный срок.
Была и другая "традиция" – из-за того, что кабинеты Караманова, Терещенко, Кажегельдина и Балгимбаева уходили в октябре, то потом еще долго каждый октябрь все ожидали традиционную "октябрьскую отставку",
Но это традиция Назарбаева. Какой будет политика Токаева в этом вопросе – сказать сложно. Хотя обратите внимание: после июньских президентских выборов 2019 года немало чиновников было переназначено на свои должности, а потом заменено. Мне кажется, что в целом работа правительства Аскара Мамина устраивает и Токаева как президента и Назарбаева как председателя Совета Безопасности и лидера партии "Нур Отан". Хотя до января еще немало времени, и ситуация может измениться.
- В одном анонимном телеграм-канале недавно написали, что Мамин останется в должности потому, что он дружит с помощником Елбасы Абаем Бисембаевым, а его назначение поддерживает большинство родственников Назарбаева. Что вы думаете по этому поводу?
- Абай Бисембаев – человек, конечно, весьма и весьма влиятельный, но не думаю, что Назарбаев или Токаев при выборе премьера будут принимать во внимание то, кто с кем дружит. Аналогично, Назарбаев, что бы там ни говорили все эти годы, никогда особо не интересовался мнением родственников при решении ключевых кадровых вопросов. Премьер должен быть опытным чиновником и политиком, сильным и авторитетным руководителем, организатором, не должен иметь самостоятельные политические амбиции, идущие выше должности премьера. Это, конечно, в идеале, но в большинстве своем премьеры Казахстана этим критериям соответствовали. Плюс еще фактор, как говорится, географический. Несмотря на имеющиеся диспропорции глава государства всегда старался обеспечивать определенную представленность регионов страны в высшем руководстве. Из упомянутых 12 премьеров только двое были южанами. А что касается дружбы, то мне кажется, что для президента было бы важнее, чтобы премьеры вообще ни с кем не дружили, а работали в соответствии с президентским курсом.
– Считается, что основным претендентом на пост премьера является первый зампред партии "Nur Otan" Бауыржан Байбек. Он якобы поэтому и добивается сокрушительной победы правящей партии, чтобы переместиться в кресло премьера. Как вы оцениваете его шансы на премьерство?
– Бауыржан Байбек – достаточно опытный руководитель, чтобы работать на посту главы правительства. Но – опять-таки из учета исторического опыта – партийные лидеры прекрасно понимают, что победа партии на выборах считается не заслугой того, кто руководил штабом партии, а ее лидера. Если вы посмотрите на кадровые решения, связанные с итогами выборов, но можно отметить только два момента. В 2007 году после выборов первый зампред партии Бакытжан Жумагулов стал вице-спикером Мажилиса, а в 2012 году другой первый зампред Нурлан Нигматулин – председателем Мажилиса.
– А на прошлых выборах 2016 года?
– Тогда первым зампредом партии был Аскар Мырзахметов. Он после выборов ничего не получил, а через несколько месяцев стал министром сельского хозяйства. Я хочу сказать, что роль партийного руководства в электоральном процессе, скажем так, не дает права требовать за нее то или иное кресло. Это – прерогатива президента. Мне кажется, что Байбек очень много сделал для победы партии "Nur Otan" на нынешних выборах, но он не обязательно станет после них премьером. Не исключена, допустим, такая рокировка: Байбек станет спикером, Нигматулин – премьером, а Аскар Мамин возглавит "Самрук-Казына". Есимову, как известно, в декабре исполнится 70 лет и многие ожидают смены руководства фонда национального благосостояния. Но это, как говорится, "очень неточно".
– Можно ли вообще верить прогнозам?
– Вообще, поймите, решения принимают первый президент и второй президент. А насколько известно, ни тот, ни другой не имеют привычки ходить по коридору и вслух размышлять по поводу того, кого и куда назначить. Круг людей, с которыми они советуются, достаточно узкий. То, что они обсуждают вдвоем, это вообще известно только им обоим. Поэтому все прогнозы по назначениям – это лишь умозрительная конструкция, основанная на косвенных факторах. В столичных органах власти такие прогнозы – излюбленная тема для разговоров и, заметьте, чем ниже статус чиновника, тем с большей уверенностью он говорит о том, кто и куда будет назначен. Иногда санкционируются так называемые "вбросы", когда некие решения "сливаются" в СМИ или соцсети с целью проверить общественную реакцию. Но бывает, что ситуация меняется буквально в последний момент. В любом случае, анонимные телеграм-каналы представляют собой источник, по достоверности мало чем отличающийся от обычных слухов и сплетен.
К тому же не забудьте, что порядок смены правительства по конституции недавно был изменен и ранее не апробировался. Это раз. В стране за это время поменялся президент. Это два. Формируется новая традиция. Через 3-4 премьера закономерности токаевской кадровой политики станут более очевидны (смеется).
- Благодарим за интервью!


ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеГде купить

Рейтинг@Mail.ru