КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

  

Об управлении реформами
Данияр Ашимбаев, turanpress.kz, 1 марта

Для начала немного хронологии. В своем послании народу Казахстана 1 сентября 2020 г. Касым-Жомарт Токаев объявил, что "создается Высший президентский совет по реформам, решения которого станут окончательными". 14 сентября он своим указом создал Высший совет по реформам, в который вошли сам Токаев (как председатель), Сума Чакрабарти, которого все почему-то в документах и релизах называют "Сэр" (зампред), а также Аскар Мамин, Ерлан Кошанов, Ерболат Досаев, Кайрат Келимбетов, Мадина Абылкасымова, Асет Исекешев, Тимур Сулейменов и Тимур Кулибаев.
21 октября состоялось первое заседание, на котором президент сказал, что "совет будет принимать решения по весьма сложным вопросам, касающимся повышения конкурентоспособности национальной экономики и повышения благосостояния населения", а его деятельность "должна в корне отличаться от других консультативно-совещательных органов". Он уточнил, что совет "должен ставить окончательную точку в длительных межведомственных спорах. Задача совета – задавать новые ориентиры в управлении национальной экономикой, общественном развитии, институциональных реформах. И, конечно же, контролировать ход текущей работы". Были созданы 6 рабочих групп: (1) по разработке эффективной макроэкономической политики (Чакрабарти), (2) по реформе судебной и правоохранительной систем (Кошанов), (3) по перезагрузке социальной сферы, (4) по диверсификации экономики (Мамин), (5) по вопросам бизнес-регулирования (ФИО руководителя не сообщалась), (6) по вопросам современного госуправления и эффективных государственных услуг (Сулейменов). Президент подчеркнул, что "перед нами стоит задача придания госаппарату нового качества. Он должен обладать большей гибкостью и полномочиями при принятии решений, брать на себя ответственность с целью достижения искомых результатов".
9 декабря состоялось 2-е заседание, на котором Токаев заявил: "Новая система государственного планирования должна быть полностью освобождена от догматизма, формализма. Как можно меньше красивых слов, как можно больше содержания. Она должна быть абсолютно прагматичной, с тем, чтобы оставить свободу маневра для исполнителей. Крайне важно, чтобы не загружать исполнителей дополнительной работой, то есть нельзя допустить перегрева работы в этом направлении, в ущерб другим практическим делам. Я хотел бы подчеркнуть, что правительство должно работать в тесном взаимодействии с экспертным сообществом и общественностью".
На 3-м заседании 28 января Мамин представил проект Национального плана развития Республики Казахстан до 2025 года, кроме того были рассмотрены проекты Концепции развития государственного управления до 2030 года,Плана приватизации на 2021-2025 годы и вопросы организации национальной переписи населения. Как сказано в официальном сообщении, "реализация Концепции обеспечит переход от административно-контрольной ориентированности к сервисной модели взаимодействия государства и населения, в рамках которой главными ценностями станут человек и его благополучие. Документ определяет подходы к повышению профессионализма госаппарата, его подотчетности обществу, совершенствованию регуляторной политики, повышению эффективности оказания госуслуг, оптимизации квазигоссектора, развитию местного самоуправления и т.д. В целом заложенные в Концепции меры будут способствовать росту эффективности госаппарата и его открытости, что повысит степень доверия к институтам государственного управления. Предполагается, что основные положения Концепции будут реализованы до конца 2025, при этом большинство инициатив будет имплементировано уже в текущем году".
26 февраля прошло 4-е заседание, о котором известно следующее. Оно прошло "в формате открытой дискуссии", выступили Тлеуберди, Скляр, Чакрабарти, Келимбетов, Смаилов и внешние эксперты - Лейпцигер, Ахмед, Орфанидис. Также сообщалось, но без всякой конкретики, о том, что "президент подробно остановился на вопросах повестки дня и перспективах дальнейшей разработки стратегии реформ. По каждому из выступлений прошли активные дискуссии, по итогам которых Касым-Жомарт Токаев в целом одобрил предложенные инициативы и дал конкретные поручения по их воплощению в жизнь".
Возник ряд закономерных вопросов. Как, к примеру, соотнести ВСР с другими консультативными органами, в частности, с Национальной комиссией по модернизации, Советом по экономической политике, Госкомиссией по восстановлению экономического роста и Советом по финансовой стабильности, тем более что составы этих и других профильных органов вполне пересекаются. Президент устно поставил Высший совет по реформам выше остальных, но положение о совете, тем не менее, не было опубликовано. Говоря опять-таки о стратегиях, то помимо действующих стратегий, планов и программ теперь появилась дорожная карта по реализации программы "Нур Отана".
К тому же, перечень рабочих групп показывает, что к функциям совета отнесена не только экономика, но и судебно-правовая реформа и реформа госуправления. По первой, кстати, недавно вроде была создана анонсированная главой государства Комиссия по реформе правоохранительной и судебной систем (документ о ее создании также не был опубликован, но профильные институты периодически сообщают об участии в ее работе). Недавно было создано Агентство по финансовому мониторингу, но без упоминаний о том, обсуждался ли этот вопрос в комиссии или рабочей группе. Закипели страсти вокруг судебной системы: с одной стороны, антикоррупционная служба, а с другой - СМИ начали проявлять обильный интерес к работе судов, а особенно к Верховному суду. И тут же можно задаться вопросом о соотношении полномочий Комиссии по реформе правоохранительной и судебной систем при президенте и рабочей группы по реформе судебной и правоохранительной систем при ВСР. Но - тишина.
Что касается государственного управления, то задачи по его реформированию Касым-Жомарт Токаев ставит с первого дня своего прихода к власти, но какого-либо выхлопа пока не видно. Полтора года назад был создан профильный отдел Администрации президента и вновь выделено в самостоятельное ведомство АДГС, но кроме небольших штрихов к госслужбе или упразднения института ответственных секретарей дело пока не продвинулось. То, что было озвучено про представленную (видимо, Сулейменовым) концепцию, пока не дает повода для позитивных оценок. Много красивых слов про открытость и доверие в рамках сервисной модели, к которой Казахстан вроде как переходит не первый год, но про то, каким образом будет достигаться анонсированная эффективность, никто говорить не хочет и не собирается. Государственное управление в стране, мягко говоря, не слишком эффективно в выполнении поставленных задач, но блестяще отработало методику корректировки планов, подмены качественной оценки абстрактными понятиями и минимизации всех форм контроля. Поэтому и переход к любой модели будет достаточно бессмысленен, если вместо менеджмента внедрять философию и поэзию.
Возвращаясь к экономике, нельзя не задаться и иными вопросами. С одной стороны, мы имеем экономический блок АП, который включает в себя социальную сферу, госуправление и госслужбу, на котором сидит Тимур Сулейменов - бывший министр экономики в незадачливом правительстве Сагинтаева. С другой стороны - базирующееся на базе МФЦА АСПИР, которое возглавляет Кайрат Келимбетов - опытный администратор, но непопулярный как экономист. Первый, как мы видим, не может при этом выработать стратегию реформирования ни одной из курируемых отраслей. Второй был автором и соавтором большинства стратегических планов и программ, принятых за последние два десятилетия, но в массе своей по тем или иным причинам исполнены они не были. Отношения позитивны быть не могут в принципе, но тут надежда на самого президента и на руководителя АП, который должен ситуации спорные ситуации прагматично разрешать, тем более что практический опыт огромный: и в правительственном аппарате, и - что очень немаловажно - на посту акима.
Из тех пожеланий и указаний, которые высказал президент, можно понять, что он хочет видеть эффективный и транспарентный механизм государственного управления, при котором он, в развитии сформулированных при Назарбаеве стратегических направлений, формулируют базовые задачи (национальные проекты) с простыми и понятными целевыми указаниями, а правительство и госсектор их реализуют во взаимодействии с парламентом. В этом плане понятно, что выработка планов должна отойти к АСПИРу, утверждение - к ВСР, а АП вместо с правительством организуют механизм их реализации. Но тут начинаются "маневры".
С одной стороны, у АСПИР вроде бы нормальные отношения с правительством (и представитель Мамина стал замом Келимбетова), но тут правительство, Нацбанк и АРРФР подписывают соглашение о координации мер макроэкономической политики, а АСПИР не зовут. Правительство и фракция "Нур Отана" отрабатывают "дорожную карту", а АСПИР опять не зовут. В принципе, конечно, звать, может, было и необязательно, но эти ж планы по логике должны быть интегрированы между собой. А вдобавок против Келимбетова начинается странная информационная война. Из массово появившихся статей "вдруг" становится известно, что он, мол, "пытается скрыть" пребывание в ДВК. От кого интересно скрыть-то? От Токаева, который тогда был премьером и против которого ДВК в 2001 году в том числе и создавался? Второй аргумент: Келимбетов создал "противный" ЕНПФ. Тут хочется напомнить, что ЕНПФ возник как вынужденная мера в условиях, когда банковское лобби чуть не вывело в минус подконтрольные им пенсионные фонды, и ситуация надо было спасать, не жертвуя при этом пенсионной реформой образца 1997 г. А вот вопрос, как осуществляется управление активами ЕНПФ - очень хороший вопрос. Третьим накатом на главу АСПИР стал вопрос девальвации 2015 г., причем в одном материале его упрекнули в том, что он ее провел, а в другом - в том, что не хотел проводить. Все оттенки смысла, что называется. Упрекнуть, конечно, можно, но вопрос: а зачем вдруг и сейчас?
За последние годы вера в результативность любых реформ, в принципе, давно ушла, как и вера в то, что за политическими конфликтами и информационными войнами может скрываться "борьба сил добра и зла". Сейчас все скрывается в полутонах. Но - с другой стороны - ситуация в стране такова, что заниматься только "разруливанием" и "распилом" становится опасно для ее, страны, выживаемости. И в этом плане, наверное, все-таки предпочтительнее те, кто хочет хоть что-то исправить и улучшить.

  

28.02.21  Почему вновь в Казахстане заговорили об истории 1920–30-х?
26.02.21  Казахский эксперт рассказал, почему зарубежные инвесторы выбирают Узбекистан
26.02.21  Собственность на землю без концепции развития сельского хозяйства бессмысленна
25.02.21  Несколько замечаний по поводу информационной политики акиматов (и не только)
22.02.21  Некоторые мысли по следам трагедии в Жанатасе
18.02.21  Бакытжан Сагинтаев – от "плохого премьера" до "плохого акима"
17.02.21  Нужна ли кому-то историческая правда?
17.02.21  О традициях
09.02.21  О справедливости
08.02.21  Коррупционный зуд в пандемию проявился особенно остро

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

nomad.su centrasia.org ofstrategy.kz beget.com Рейтинг@Mail.ru