КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

  

Что мешает реализации реформ, заданных президентом Казахстана?
Вячеслав Щекунских, ia-centr.ru, 13 августа

В сентябрьском послании руководителя Казахстана Касым-Жомарта Токаева, озвученном на совместном заседании палат парламента страны, был предложен новый пакет реформ. О том, как выглядит их реализация с точки зрения эксперта и рядового казахстанца, рассказал в интервью Ia-centr.ru рассказал политолог Данияр Ашимбаев.
– В основном реформы, заданные президентом, воспринимаются казахстанцами положительно, а что можно сказать уже о ходе их непосредственного претворения в жизнь?
– Конечно, многие реформы – нужные начинания. Однако вопрос упирается в их реализацию и своевременность. К примеру, введение графы "против всех" в бюллетенях для голосования не до, а сразу после парламентских выборов как-то делает этот шаг бессмысленным. А учитывая то, что у нас законодательство имеет тенденцию постоянно меняться, не факт, что эта норма доживет до следующих выборов в Казахстане.
Обязательная ответственность руководителя за подчиненных – тоже до сих пор ставит много вопросов. С одной стороны, в обществе есть такой запрос, а с другой – как это реализовывать? К примеру, отставка после приговора. Но его можно ждать несколько месяцев, и к тому времени начальник может смениться. Должен ли уходить новый начальник осужденного подчиненного, или старый подаст в отставку с новой должности? А если начальник ушел в отставку, а при апелляции подчиненного оправдали?
Таким образом, есть масса нюансов, которые создают много толкований для неплохих по идее начинаний. При этом нельзя сказать, что реформы не удаются. Однако мы 30 лет находимся в режиме постоянных реформ, не считая периода перестройки. Все время что-то улучшаем, совершенствуем, модернизируем. Но в итоге после каждой – нужна новая реформа, чтобы привести предыдущую в порядок.
Если же обратиться к нынешним изменениям, то я на данный момент не увидел главного. Налицо проблема качества госуправления. На эту тему вопросы и задачи стояли, шаги были сделаны. Введена новая система планирования, анонсирована некая система улучшения качества контрольных показателей. Но прорывов не видно. Счетный комитет по-прежнему сообщает о гигантских нарушениях, а какой-то обобщающей работы по ним сделано не было.
– Есть инициативы, но нет под ними фундамента?
– Правильнее сформулировать так: реформы имеют определенный пропагандистский характер, но говорить об их принципиальном историческом значении я бы не стал в принципе. Вспомним недавнее увольнение чиновника Кайрата Досаева. Человек два года работал на разных руководящих должностях (в ноябре 2019 г. после инцидента с изнасилованием школьницы Досаев был освобожден от должности акима Тараза – ред .), и только после того, как его перевели на другую работу, акиму области объявили выговор, а чиновника уволили. В связи с этим возникает масса вопросов. А почему сейчас? Создается впечатление, что управление идет не по реальной картине, а по социальным сетям, и рассчитано на определенное количество лайков. А практического результата у этих мер мы не видим.
– Они идут по медийному пути?
– Мне кажется, да. Как, впрочем, и раньше. И пропагандистский эффект перекрывает по реальную работу. Другой пример – недавно проведенные выборы сельских акимов. Там вообще все наизнанку. Сначала объявили выборы, потом поменяли закон о полномочиях акимов, и только сейчас обсуждается концепция местного самоуправления. Хотя по идее надо было бы сначала принять концепцию, потом закон, а после уже объявлять выборы. То есть, сначала процесс, потом обозначили правила игры, а стратегия, ради которой все затевалось, еще официально не принята.
В этих условиях оценивать реформы тем более сложно. Выборы состоялись – уже хорошо. Но насколько эффективно будет работать модель в целом – на данный момент сказать сложно.
– В идеальной системе хотелось бы, наверное, не моментальных реформ, а какого-то вдумчивого тотального исследования, стратегического подхода. И только потом – реформы.
– Вдумчивого анализа мы и не видим. Так, есть проблема реализации госпрограмм. Видно, что Счетный комитет, другие контролирующие органы вскрывают массы нарушений. Видно, что есть проблема с планированием, с реализацией, с коррупцией при реализации, с постоянной сменой правил игры. Последний фактор выражается в постоянных изменениях налогового, уголовного, административного и прочего законодательства. Какой кодекс не возьми, в него внесены десятки изменений и вносятся постоянно. Также и органы госуправления находятся в режиме постоянной модернизации и реформирования. Создаются новые министерства, департаменты, комитеты, перераспределяются полномочия. В результате – нет стабильности исполнителей. И даже если контрольные показатели не очень хорошие, они отчитываться уже не идут. По итогам реализации ни одной госпрограмме не прошло парламентских слушаний. В этих условиях логично было бы внедрить систему экспертного анализа проблем, активизировать и актуализировать практику парламентских слушаний, слушаний в маслихатах. Эти шаги могли бы повысить транспарентность решения вопросов и привести к принятию мер к улучшению сложившейся ситуации.
– Иногда все же власти берут на себя такую смелость. Я помню, к примеру, что несколько лет назад тогдашний министр Женис Касымбек выступал в парламенте по программе "Ак булак". И он осторожно признался, что охват всех сел водоснабжением – задача на многие годы.
– Это позиция ведомства, которое, между прочим, провело аудит уже реализованных программ и выяснило, что по ним ситуация "аховая". Однако нужен постоянный формат –, к примеру, регулярные слушания по каждой госпрограмме, по исполнению бюджета. А тут СМИ, общественники ставят вопросы, но государство на это не реагирует. Нужны уже внесистемные меры, когда государство расписывается в собственном бессилии в реализации собственных планов. Допустим, обеспечение внешнего механизма контроля реализации этих вопросов, но сколько рекомендаций ни вносилось, в ответ – тишина.
В качестве еще одной рекомендации: приняли закон – давайте введем мораторий на внесение в него изменений в течение пяти лет для того, чтобы обеспечить стабильность законодательства. Логично ли принимать закон, а потом постоянно менять правила, тем более задним числом?
Давайте оговорим процедуру создания новых министерств и агентств. Вот есть список: пусть они проработают в этом состоянии хотя бы пять лет, чтобы показать свои результаты. Но у нас же всего этого нет.
Приняли бюджет – давайте его исполнять без внесения в него изменений. А получается так: там закон правится 2–3 раза в год, а бюджетное постановление правительства – несколько десятков раз в год. Понятно, что в итоге план подгоняется под фактические показатели. Но если были взяты определенные планы, то их надо достичь, а не постоянно их корректировать.
Это элементарные вещи, с которых начинается стабильная и эффективная работа государства.
Вспомним советское время. Тогда государственный план утверждался вместе с государственным бюджетом. А сейчас даже программа правительства является "плавающим" документом. Мы передали много полномочий чиновникам, и президент говорил о том, что надо декриминализовать эту сферу, поскольку они "запуганы" и боятся принимать решения. Вместе с тем мы видим, как чиновники работают. Им доверили ответственность, а они с ней не справляются. Поэтому давайте назначать контроль за их деятельностью. Многие критикуют парламент, но его участие в процессе все равно обеспечит определенную транспарентность процедур. Допустим, правительство и министерства не могут утвердить свои бюджетные программы – пусть докладывают в бюджетных комитетах Мажилиса и Сената.
То же самое касается акимов. Они "удавились", но обеспечили себе лояльные маслихаты. В таком случае, если маслихат не может обеспечить прозрачность принятия решений, тогда давайте эти вопросы отдадим в Сенат и Мажилис. С участием маслихатов, экспертов и общественности.
Такие шаги будут способствовать повышению качества управления.
При этом следует убрать этот постоянный пиаровский нахлест. Какая от него реальная польза? Сколько раз отчитывались о шикарных программах по цифровизации, а в карантин они все торжественно накрылись медным тазом. Виновных при этом только пытаются определить.
– В связи с этим какие-то шаги намечались. Так, в прошлом году сменился топ-менеджмент холдинга "Зерде", отвечающего за проекты в цифровизации…
– "Квазигоссектор" сегодня в Казахстане неэффективен и выглядит "черной дырой", в которую утекают миллиарды без всякого контроля. И все разговоры об улучшении корпоративного управления, о модернизации и прочем – никакого практического смысла не несут. Если квазигоссектор не работает – давайте откажемся, во-первых, от этого термина. В мире такого понятия нет – это государственный сектор экономики, и только у нас он "квази". В других странах такие субъекты работают как государственные компании под государственным и общественным контролем. А ситуация, когда учреждение распоряжается бюджетными деньгами, но ведет себя как частная структура, – пользы не приносит. У нас ни один субъект квазигоссектора не дает эффективного результата. А если дает, то можно покопаться и выяснить, что мог бы обеспечить в сто раз лучше. Но – не хочет, не может и ему это не очень интересно.
Продолжение следует…

  

09.08.21  Перепись населения: государство не знает свой народ
04.08.21  Нормы законодательства не запрещают...
01.08.21  Государство на это просто неспособно
29.07.21  Маленькая победоносная война
28.07.21  Выборы акимов: некоторые итоги
15.07.21  Медицинская мафия в Казахстане под шумок реорганизует отрасль
14.07.21  Некоторые министры и акимы заслуживают пинка под зад
23.06.21  Чиновники воюют за высокое звание госслужащих
22.06.21  Отчет принят
21.06.21  У нас нет хороших акимов, только средние, плохие и очень плохие

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

nomad.su centrasia.org ofstrategy.kz beget.com Рейтинг@Mail.ru