КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ
Данияр Ашимбаев

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

  

Без революций и конкретики
Данияр Ашимбаев, turanpress.kz

1 сентября Касым-Жомарт Токаев выступил со своим третьим посланием, которое, как анонсировалось, должно было быть посвящено вопросам социально-экономического развития страны. Однако президент прошелся по достаточно широкому спектру вопросов. Их злободневных тем за бортом остались взрывы в Жамбылской области и Олимпиада в Токио. Первую ситуацию должен, видимо, рассмотреть Совбез, а по второй теме анонсировано отдельное заседание.
Послание президента народу, как представляется, должно было вернуть политическую инициативу Ак Орде, которая в последнее время находится под постоянной критикой общественности и экспертов.
Президент выдвинул за два года немало инициатив, однако их реализация вызывает серьезные вопросы.
Так, закон о митингах наткнулся на сопротивление акиматов и силовиков, а заодно и постоянные карантинные ограничения. Снижение нормы для регистрации партий никак не повлияло на создание новых (чему упорно сопротивляется Минюст и, видимо, не только он). Снижение барьера для прохождения партий и введение графы "против всех" было проведено после выборов в Мажилис и маслихаты. Выборы сельских акимов прошли, но Центральная избирательная комиссия максимально от этого процесса дистанцировалась, что усилило информационный вакуум. Новая система планирования, введенная в начале сего года, удивила отсутствием конкретики при чрезмерной амбициозности задач (в частности, по резкому росту несырьевого экспорта). Не вызвали никаких позитивных эмоций и принятые доктрины развития государственного управления и местного самоуправления.
Немалые проблемы и в вопросах не то, что развития, но и существования вообще такого понятия, как "слышащее государство". То, что государство слышит – это понятно: многие проблемы так заявляют о себе, что не их не слышать и не видеть невозможно. Но – встает вопрос, что со всем этим делать, есть ли понимание, осмысление того, что государство "услышало"? Где адекватный ответ на все эти вызовы? Где принятые меры или хотя бы где созданная два года назад система контроля за рассмотрением обращений граждан?
Ожидаемый от транзита либерализм проявляется только по отношению к руководящих кадрам, что подрывает авторитет власти.
Как представляется, власть эту ситуацию осознает, и новое послание должно было стать его ответом критикам.
Президент в целом позитивно оценил ход "восстановления экономики", что можно рассматривать как комплимент правительству. Он прошелся по инфляции, государственному долгу, эффективности (точнее – неэффективности) бюджетных программ и квазигосударственного сектора, а также отсутствию преемственности в государственных органах.
Президент поручил развивать атомную энергетику, но аналогичные поручения давал и Елбасы. Создаются соответствующие структуры, принимается нормативная база, выделяются бюджетные программы. Большинство понимает необходимость строительства АЭС, но также и осознает все риски того, что это процесс будет реализовывать какая-нибудь госкомпания под контролем профильного министерства. Соответственно, брать на себя ответственность за принятие окончательного решения никто не спешит уже два десятилетия.
Президент поручил развивать систему государственного контроля и управления за ценообразованием, а также энергично развивать государственную цифровизацию. Обе инициативы явно исходят от профильных министров, обе бюджетоемки, мало "рыночны" и имеют огромный, уже накопленный преимущество негативный опыт.
Президент возмутился, почему экономисты из госорганов все сваливают на коньюнктуру мировой экономики, но относительно недавно сам увязывал инфляцию с теми же причинами. Видимо, в закрытых прогнозах перед посланием аппарат явно перешел черту, которую можно было бы логически обосновать.
Одну из проблем, по которой решения сверху буксуют, назвал и сам глава государства. Говоря о расширении самостоятельности акимов в бюджетных вопросах, он констатировал нежелание акимского корпуса брать на себя ответственность за состояние дел в регионах. Он вновь вернулся к теме независимой социологии для оценки руководителей, но понятно, что публичность таких опросов власть обсуждать не готова.
Президент, как показывает практика последних лет, не склонен к поспешным и резким кадровым решениям. В этом – не только его профессиональная дипломатичность, но и стиль работы.
Токаев прекрасно понимает, какие кадры работают в государственном аппарате и квазигосударственном секторе, как они работают и как они могут работать. Он также понимает, что лучшего кадрового резерва у страны толком нет. Поэтому методично дает поручения стране, министрам, акимам, своей администрации, о результатах реализации которых его информирует та же администрация, Счетный комитет и различные силовые и контрольные ведомства. Потом он снова дает эти поручения, но уже с легкими угрозами, обеспечивая себе моральное право принять более жесткие меры.
Было бы логично усилить парламентский контроль над этими процессами, но на сегодня это не в интересах главы государства (да и того политического консенсуса, который сложился в столице).
Глава государства уже не в первый раз рекомендовал всем несогласным с его курсом уйти в отставку. Но таковых нет: стратегию разделяют в общем все, а вопросы тактики достаточно дискуссионны.
Вызывает вопрос и тезис о необходимости повышения минимальной заработной платы наемным работникам. Звучит красиво, но на практике приведет либо к росту налоговой нагрузки на бизнес, либо – к принудиловке со стороны фискалов, а в итоге – к тому же росту налоговой нагрузки. Источник повышения зарплат с учетом существующих в стране экономических проблем отсутствует.
Еще один тезис очень даже практичен. Это создание некой Национальной геологической службы на фоне наличия профильных министерства, комитета и нацкомпании. Иную структуру по конституции можно создать только при президенте, а там и куратор уже есть.
Важный тезис есть в политическом блоке: введение квот для женщин, молодежи и, возможно, для инвалидов не только при формировании партийных списков, но и при распределении мандатов. Этот вопрос обсуждали и раньше, но видимо оставили на потом.
Крайне интересны и высказывания президента о том, что казахстанцы – единая нация, казахский язык – государственный, а русский имеет статус официального. Президент произнес эти конституционные нормы практически в одном предложении, но для разных целевых аудиторий (что и показало их цитирование новостными лентами и социальными сетями по отдельности). И в этом тоже нет новизны.
На самом деле, основные проблемы, которые ставятся в посланиях президента (и не только нынешнего), очень и очень актуальны. Более того, они очень часто повторяются. К сожалению, по одной простой причине: проблемы либо не решаются и переходят вследствие попыток их решить еще на более проблемный уровень...

  

26.08.21  Короновирусные страсти
25.08.21  Афганский сценарий в Казахстане?
25.08.21  Возможен ли в Казахстане переворот?
22.08.21  Национальная идеология Казахстана – работа с историей или освоение бюджета?
20.08.21  О национальном вопросе
18.08.21  Стала ли казахстанская власть "слышащей"?
16.08.21  "Тут вам не Россия". Кто не рад русским в Средней Азии и Казахстане
13.08.21  Что мешает реализации реформ, заданных президентом Казахстана?
09.08.21  Перепись населения: государство не знает свой народ
04.08.21  Нормы законодательства не запрещают...

ПубликацииК читателям!Об автореО КазахстанеКниги

nomad.su centrasia.org ofstrategy.kz beget.com Рейтинг@Mail.ru